обратно

1980год

ОСКОЛКИ СЕРДЦА

 

Я лез из кожи вон, что бы тебе понравиться,

И лишь теперь осознаю, ах как я был смешон.

Ты мне сказала: "Вон!" - и я туда отправился,

Походкой лёгкою, ушами хлопая, как слон.

 

Ты думала - стакан на кухне где-то рухнул,

Ведь такой поднялся звон, что пол квартиры поднялось.

А это не стакан, то моё сердце ухнуло,

На целый миллион осколков разнеслось.

 

Стакан то ерунда, в любой столовой сыщешь ты,

Ведь в них дешёвое вино там подают к столу,

Но только вот беда - осколков сердца тысячи,

Опасных, как стекло, лежать остались на полу.

 

А вдруг ты босиком пройдешься невнимательно,

Осколки сердца, как стекло, так ранят нас под час.

И я их помелом сметаю с пола тщательно,

В савок, ну а потом не глядя  прямо в yнитаз.

 

42

Просто так не умирают в сорок два,

Как же Он сумел так рано умереть?

И остались недосказаны слова,

И остались песни — их теперь не петь.

Может выть так написали на роду?

Все под богом ходим — скажете в ответ.

Всё на бога валим, видно потому,

Что его в стране Советов нет.

 

Ну а если не на бога, то на что?

- Да он пил, - в ответ - а водка это яд.

Яд то яд, а что ж другие — ничего?

В подворотнях пьют и невредимы спят.

 

Как сгорает падая звезда,

Так и он не падая горел-

Но напрасно к небу поднимал глаза,

Загадать желанье, так и не успел.

 

Перетянута гитарная струна,

И настроена не в тон, не под аккорд.

Видно фальши не могла терпеть она,

А все ждали, что вот-вот, сейчас соврёт.

Долго ждали, а она не соврала,

Но терпенью, как всему пришёл конец,

Порвалась гитарная струна,

А на сердце обозначился рубец.

 

Кто был ”за”, а кто был ”против”, что гадать?

Нет души, остался только прах»

Всем когда ни будь придётся умирать,

Но не в сорок два' Не в сорок два!

Почему так рано умирают те,

Для которых преступленье умирать?

Те, которым было о чём спеть,

И которым было что сказать.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

БАЗА

 

Меня начальник мой позвал,

И собираться приказал,

Вернее просто попросил,

Но брови хмурил:

“Кончай, мол, брюки протирать,

Пора хозяйству помогать,

Езжай на базу,

Будет день отгула”.

Поехал целиком отдел,

Завскладом правда заболел,

Но остальные то ребята -

Просто кремни.

К тому ж начальство говорит,

Что мол, пора производить,

Давно нам смычку города с деревней.

Пр.  А на базе помидоры, огурцы,

     Лежат, не расфасованные в тары.

     Из города прибыли молодцы,

     Перебирать лежалые товары.

Вот приезжаем мы на склад,

И смотрим, кучею лежат,

Вернее даже не лежат,

А просто преют,

Картошка, помидоры, лук,

И мы, не покладая рук,

Над этой кучею старательно корпеем.

        Пр.

Все веселятся от души,

Тут хочешь пой, а нет — пляши,

Тут нет начальников,

И нет здесь подчинённых.

Тут словно в бане - все равны,

Дают продукты для страны,

И каждый в эти огурцы

Уже влюблённый.

Чего ж мы думаем, сидим?

Пора бы сбегать в магазин,

И с носа мы по трёхе собираем.

Как хорошо, что есть стакан,

И вот по сто семьдесят грамм,

Мы выпиваем, помидоркой заедая.

          Пр.

Вот слышитcя приказ “кончать”-

Пора пожалуй уезжать,

Ну как же так, что бы не взять, ну мы и взяли,

По малой сетке помидор, их тут навален целый двор,

Охранники бы только не поймали.

БЕГ

 

Вот поезд достучал на Киевский вокзал,

Ну, наконец то я в Москве, носильщик, принимай мешки!

Решил я в отпуск свой, освоиться с Москвой,

Узнать, а правду ль говорят, что всё она шумит.

И знаете, друзья? - узнал всю правду я,

Шумит Москва, ну а москвич, куда-то всё бежит,

Я тоже побежал, подумав что пожар,

А он бежать видать устал, сел и газету зачитал.

Пр.  И всё вокруг бежит, торопится, спешит,

     И просто даже скажем, кувыркается.

     Ох эти москвичи! - хоть караул кричи,

     Но что-то мне в них всё же очень нравится.

 

Вот кто-то побежал, споткнулся и упал,

А я ему кричу: "Чудак? Куда ты так спешишь, скажи!

Ведь этак ты всю жизнь за месяц пробежишь,

Остановись, да отдышись, маленько охладись.

 

Пр.

 

 

Вот инвалид бежит. Чтоб у него спросить,

Как в цирк пройти, так тоже нужно скорость мне развить,

И все и там и тут, как страусы бегут,

И я от жизни не отстал, за ними побежал.

 

Пр.

 

Вон бабушка бежит, ногами семенит,   

Уж вроде дряхлая на вид, а держит скорости, как все,

А вон почтенный дед. Да с ним велосипед,

Сравниться сможет, если только ехать по шоссе.

Уже кряхтит, сопит, но знай себе бежит

По городу, по улицам, аллеям, паркам и садам,

А ты его спроси: "Где помыслы твои?

Куда успеть так жаждешь ты?"- а он не знает сам.

 

Пр.

 

В деревню я вернусь, до фермы пробегусь

Чтоб форму мне не потерять, которую в Москве,

Я приобрёл за день. Теперь, я, как олень,

Ну а жена из-под руки вслед смотрит мне.

И я скажу друзьям: "Бросайте пить к чертям.

Давайте нормы Г.Т.О. мы хором все сдадим,

Чтоб эти москвичи узнать в нас не смогли

Колхозников, мы тоже вместе с ними побежим.

Пр.

БОЕВАЯ ГРУППА “ЦЕНТР”

 

  

Землю есть кому охота?

Иль форсировать болото?

Но вперёд ползёт пехота,

Лишь бы только не назад.

Бьют с налёта миномёты,

И не веришь, что живой ты,

Как вороны самолёты,

Не по-птичьему кричат.

 

От дивизии осталось

Два полка, какая малость.

Вот уже полка не стало,

А остался только взвод,

И совсем не сказки это -

Боевая группа "Центр",

Отмеряя километры,

На задание идет*

 

Только что там за заданье,

Его каждый кустик знает:

Убивай, пока не станет,

На войне один приказ.

Но приказывать не надо,

И для всех одна награда,

Чтоб не стало этих гадов -

Вот задание для нас.

 

Вновь попали в окруженье.

Надоели пораженья.

И сраженье за сраженьем,

А смерть не хочет уступать.

Но плевать на неудачи,

Не надейтесь, не заплачем.

Доползём, дойдём, доскачем,

Мы умеем выживать.

 

А когда бои отхлынут,

От огня земля остынет,

Расскажу тогда я сыну,

Он поверит и поймёт,

Что совсем не сказка это:

Боевая группа "Центр"

Отмеряя километры,

На задание идёт.

 

 

В ГУМЕ

 

 

А я однажды в ГУМе побывал,

Потом три месяца о постели не вставал:

С тяжелой травмой - перелом ноги,

Меня из ГУМа в неотложке увезли.

 

И я в бреду в больнице вспоминал,

Как в очереди в кассу я стоял,

Как заблудился в линиях, этажах,

Как кто-то вдарил мне ногою в пах.

 

Но крепок я и это каждый подтвердит,

Но завезли в отдел одежды дефицит.

Толпа туда, я следом за толпой,

Дорогу расчищая головой.

 

И вот когда я у прилавка был,

Мне кто-то на ногу гантели уронил,

От страшной боли, на пол я упал,

Успев подумать, что конец настал.

 

И каждый, кто хотел, меня топтал,

А я напрасно к помощи взывая.

Ведь завезли в отдел одежды дефицит,

А дефицит, он долго не лежит.

 

Когда все продали, толпы растаял след,

И тут меня заметил сторож дед.

Меня он пожалел, водички дал,

А сам за неотложкой побежал.

 

С тех пор я в ГУМ, ребята, не хожу,

Не то до смерти вряд ли доживу.

Плюю на дефициты я ей-ей,

Здоровье и дороже, и нужней.

И пусть мне кто-то в этом возразит,

Здоровье - самый главный дефицит.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В ПОЕЗДЕ МОСКВА - ТАШКЕНТ

 

 

Тук, тук, а что же дальше?

Дверь в купе открыта настежь,

Рельсам жарко, рельсы плачут,

На столе стаканы скачут.

 

Тук, тук, и степь дымится,

Ах как хочется напиться!

Чай не носит проводница,

Ей Ташкент наверно снится.

 

А в вагоне - ресторане,

Что-то продают в сметане,

Суп лапша с капустой, с перцем,

С луком, с рисом - по-узбекски,

Мы едим, нам интересно.

 

Тук, тук, а что ж такое?

Третью ночь мне нет покоя,

Рельсы плачут, рельсы стонут -

Эх, проклятые вагоны.

 

Ночью чутко сплю на полке,

Нет в двери купе защёлки,

Но зато окно закрыто,

Крепко накрепко забито,

И давным-давно не мыто.

 

Тук, тук, ну что ж такое?

Нет, не будет мне покоя.

За стеной собака воет,

И зовёт повыть с собою.

ГОРЫ

Такой красоты не увидишь в кино,

Дома зря не сиди,

Если хочешь проверить себя на излом,

В горы иди.

 

Пр.Кто—то спросит: " Зачем осложнять

   Свою жизнь тревогой?"

   Но ему никогда, никогда не понять,

   Что такое дорога.

 

Дорога в горах - не шоссе, не асфальт,

Моментом сгорает обувь.

И если не хочешь в пропасть упасть,

Гляди в оба.

           Пр.

И мыться не надо, здесь потом умыт,

Жизнью научен.

Лезешь на скалы, богом забыт,

А может так лучше.

           Пр.

Здесь песни немного другие поют,

Здесь люди другие.

И как проверяется истинный друг,

Я знаю отныне.

           Пр.

 

ДА ЗДРАВСТВУЕТ РАБОЧИЙ КЛАСС!

 

Я – токарь, прочь усмешку с уст,

Своей профессией горжусь,

Рабочий класс я - это значит гегемон.

Без ложной скромности скажу,

Станок свой знаю наизусть,

Я в этом деле асс и чемпион.

 

Я не учёный, не сатир,

Резцы точу, как ювелир,

Мои детали на витрину выставлять.

Я не качусь как в масле сыр,

Станок мой - хлеб мой и кумир,

Моя задача — норму выполнять.

 

Пусть говорят, что для страны

Любые должности важны,

И что при деле нынче все у нас,

Но всё же согласитесь вы,

Везде рабочие нужны,

Всем до зарезу нужен я - рабочий класс.

 

Рабочий класс не подведёт,

Он просто напролом пойдёт,

Его с дороги просто так не сбить,

Рабочий класс и есть народ,

Который для того живёт,

Чтоб вы могли спокойно есть и пить.

 

Не отвожу стыдливо глаз,

И не жалею ни на час,

Что мне такая выпала стезя.

Пусть в моде инженер сейчас,

Да здравствует рабочий класс?

А это значит, что да здравствую и я.

ДУЭЛЬ

 

Месье - вы хам, каких не видел свет.

Экскьюз ми, я сейчас перчатку брошу,

И попрошу вас тут же дать ответ,

Иначе же вы трус, не меньше и не больше

 

A, вот и руки затряслись,

Предчувствуя развязку драмы,

Могу я многое простить,

Но вы отбили мою даму.

 

Любовь тут вовсе не причём,

Здесь честь моя задета,

Оружие своё возьмём,

Ну, шпаги, пистолеты?

 

А где ваш секундант? мне жалко вас,

Мой юный кабальеро.

А вас, месье Д^Лавелас,

Я попрошу к барьеру.

 

Месье, не замарайте свою честь,

Особенно ботфорты,

Воды подайте, кто там есть!

А то он полумертвый.

 

Месье, месье, я пошутил;

Не буду с вами драться,

Ах, чёрт, он дух уж испустил,

Бедняга переволновался.

ЗА ГРАНИЦЕЙ

 

Не знаю я, где взяли эту моду,

Быть может из Парижа привезли,

Но нет теперь покоя у народа,

И кучкою собравшись, как слепни,

 

Пр.  Шепчут, шепчут, косясь на милицию,

     О несчастной своей судьбе.

     О прекрасной жизни за границей,

     И о нашей — ну так себе.

 

Говорят в Морокко без мороки,

Можно кофе растворимое купить,

А во Франции с бесплатной газировкой,

Автомат на каждой улице стоит.

           Пр.

А в Америке украли президента,

Это ж надо, ну как в кино!

А в Израиле сплошные диссиденты,

И живется там привольно и легко.

           Пр.

А в Мадриде все гуляют по Бродвею,

Да все в белых, блин, в штанах,

А в Техасе каждый месяц центы сеют,

А урожай снимают в долларах.

           Пр.

А в Египте семь раз в месяц воскресенье,

И сметана, как творог,

И ещё у них на душу населенья,

По три пары кожаных сапог.

           Пр.

Надоело по углам мне слышать стоны,

Про штаны и сапоги.

Жаль, что нет на этих шептунов закона,

Ведь это наши злейшие враги.

Отвести бы их в милицию,

Да протокольчик небольшой,

Пусть поют о загранице,

За тюремною стеной.

 

О ЗИМЕ И ЗЕМЛЕ

 

 

Разыгралась метель, третий день,

Третий день ни пути не даёт, ни прохода.

И под снежною ношей захныкал плетень,

И ему тяжело в непогоду.

Это лютый январь землю спрятал от глаз,

Под искристою пеленою,

По сугробам иду я, в который уж раз,

На свидание с чёрной землёю.

 

Пр.  И забилось вдруг сердце тревожно моё,

     Как при виде ружейного дула,

     Люди добрые, вы не будите eё,

     Земля заснула, земля заснула, земля заснула.

 

Где поля? где цветы? где дороги в пыли?

Поседела земля, полиняла,

Нет былой красоты — только снег, только льды,

Тут вот, кажется, верба стояла.

Где ты, верба? — остались лишь ветки да ствол,

В таком виде тебя не приемлю.

Я из дома ушёл, и пошёл, и пошёл

Я искать свою чёрную землю.

 

Пр.

 

Кто пошел, тот пропал, кто остался, тот пан,

Значит я ни за грош пропадаю.

А снежинки пути заметают назад,

А в ладонях за миг исчезают.

Но по пояс в снегу, стиснув зубы, иду,

Знать душа ещё теплится в теле,

Что бы было больней, закусил я губу,

Будем спорить сегодня с метелью!

 

Пр. 

 

Но земля, есть земля - горячее костра

И снега скоро стают, я знаю.

Ведь земля для меня, словно мать и сестра,

Всё тепло до конца доверяет.

Я согреюсь землёй, просушу я бельё,

И напьюсь я весенней капелью.

Только этой зимой мне б дойти до неё,

Мне б найти свою чёрную землю.

 

Пр.

ЗОЛОТО

 

Раз пошёл я прогуляться в центр,

И увидел странные дела:

Очередь длинною с километр,

В магазин манила и звала.

И я чувствую, что знать мне очень надо,

Что же люди так хотят себе купить?

Не видал я в жизнь такого ряда,

Это ж просто на катушке нить.

 

Подошёл я к женщине дородной,

Очень примечательной собой,

Вижу на ладошке у ней номер,

Полу стёртый - девятьсот восьмой.

Подхожу я к ней, шепчу: " Простите",

После ещё тише говорю:

"Вы зачем, гражданочка, стоите?" -

Отвечает: "Золото дают"

 

Я тогда: "Ты что же обалдела?

Из-за этого ты ночью не спала?"

А она так странно посмотрела,

И чуть-чуть в сторонку отошла.

Я тогда кричу всему народу:

“Для чего вам золото в дому?" -

Отвечают: "На печатки нынче мода,

И серёжки золотые счас в ходу".

 

Ну а где вы денег столько взяли?

Это ж надо целый год ни есть, ни пить!"

Отвечают: "Да уж, мы не доедали,

Но по перстню все равно должны купить”.

И я пошел тогда своей дорогой,

Были у меня еще дела,

Думал я: "Конечно мода, модой,

А голова на месте чтоб была".

ЛЕСТНИЦА

Вверх по лестнице, чуть слышно,

Поднимались в быстром темпе,

То ли люди, то ли боги.

То ли люди, то ли боги,

Но, скорее всего люди,

Мы об этом догадались.

Мы об этом догадались

Потому что увидали -

На ступенях белоснежных

Грязные следы остались.

 

Подождите, не бегите.

Вы забыли что-то сделать,

Что-то вы сказать забыли,

Так куда же вы спешите?

Вы на миг остановитесь,

И пожмите наши руки,

А испачкаться не бойтесь,

Мы их тщательно помыли.

 

Ладно, что там, проходите,

Продолжайте путь к вершине,

А мы грязь за вами вытрем,

В этом вы не сомневайтесь.

Вы не станете нас слушать,

Но мы вам скажем на дорогу:

"Вытирайте чище души,

А тем более и ноги".

МОЯ ХАТА С КРАЮ

 

Я не любопытный человек,

Мой язык, а так же нос, короткий,

Никогда не лезу вперед всех,

С детства был я нестерпимо робкий.

Пр.   Я сижу в качалке, кофе попиваю,

      И себе под нос тихонько бормочу:

     ”Ни чего не знаю, моя хата с краю,

      Знать не знаю, видеть не хочу”.

Кто-то утопился от любви,

Иль попал под грузовик по пьянке,

У кого-то зуб вторую ночь болит,

У кого-то саранча на грядке.

Мне на это дело наплевать,

Пусть упьются, топятся, болеют,

Я не буду этим понапрасну загружать,

Голову свою на тонкой шее.

             Пр.

Что-то там случилось у плетня?

Говорят, что Рыловы подрались,

Но это происшествие не трогает меня,

И я их разнимать не собираюсь.

Это их семейная вражда,

И я вполне Федота понимаю,

Может он всю жизнь момента ждал,

Что бы отомстить сварливой Рае.

 

Пр.

 

А вчера я видел из окна,

Как к моим соседям влезли воры.

Вынесли приёмник, два ковра,

И кухонный набор из мельхиора.

Я хотел сначала закричать,

Что мол ограбили средь света бела,

Но зачем я буду им мешать,

И, в общем, не в своё соваться дело.

              Пр.

 

НЕ ВЕЗЁТ

 

У меня сотрясенье мозгов,

У меня ноют язвы на теле,

И подмёток нет у сапогов,

И портянки мои подопрели.

Не везёт, не везёт,

Целый год напролёт не везёт.

 

Нету стульев и нету стола,

Нету дома, чего уж лукавить,

У меня нету даже кола,

Что б во двор его лично поставить.

Не везёт, не везёт,

Целый год напролет не везёт.

 

Нет машины и нету жены,

Меня девушки что-то боятся,

На коленках протерлись штаны,

Каждый день меня тянет нажраться.

Не везёт, не везёт,

Целый год напролёт не везёт.

 

Раз в неделю теряю трояк,

А раз в месяц червонец теряю,

А трояк - это всё ж не пустяк,

По две сотни за год набегает.

Не везёт, не везёт,

Третий гол с трояком не везёт.

 

И за что мне такая стезя?

И в кого я такой уродился?

Стыдно в этом признаться, друзья:

Я пять раз неудачно топился.

Не везёт, не везёт,

Я пять раз неудачно топился.

 

ОСЕННИЙ ВАЛЬС

Последние листья деревья отдали,

Как же не стыдно им голым стоять.

А мы их одежду топчем ногами -

Нам наплевать.

   Жёлтая кофточка в красных заплатках,

   Что-то ни как не разденется клён.

   Ветер наводит последний порядок -

   Это закон.

И я не пойму, почему так бывает -

Летом тепло, а деревья в листве.

Так что же они догола облетают

К лютой зиме.

   Нет у березки даже беретки,

   Нет у ней шубы в лютый мороз.

   Мне наблюдать эти голые ветки,

   Больно до слёз.

Только лишь ёлка одета с иголки,

Только лишь ёлке зимой хорошо,

Что ж мы в мороз не берёзку, а ёлку

Тащим в тепло.

   Ну а берёзка, она мёрзнуть будет,

   Будет терпеть она сто лютых дней.

   Я умоляю вас, добрые люди:

   Сжальтесь над ней.

 

 

ОТ ШЕСТНАДЦАТИ, ДО ДВАДЦАТИ

 

Время позднее, спать пора,

День промчался в угаре.

Только с вечера и до утра,

В глубине моего двора

Не смолкает гитара.

 

Что же вам не сидится

В ваших тёплых квартирах-

От шестнадцати до двадцати?

Вам кричат: "Тунеядцы! Задиры! "-

И спешат побыстрее уйти.

Ну а вы ноль вниманья

На эти поклёпы-

От шестнадцати, до двадцати.

Вы сидите на лавочке, песни поёте,

У вас целая ночь впереди.

 

Вас общественность чем-то клеймит,

Управдом вас гоняет.

А милиция строго следит,

И ночами совсем не спит,

Как всегда наблюдает.

 

Ну а вам не сидится

В ваших теплых квартирах-

От шестнадцати, до двадцати.

Вам кричат: "Тунеядцы! Задиры! "-

И спешат побыстрее уйти.

Ну а вы ноль вниманья

На эти поклёпы-

От шестнадцати, до двадцати.

Вы сидите на лавочке, песни поёте,

У вас целая ночь впереди.

 

Все о вас: "Прожигаете жизнь !"-

Это общее мнение.

Пусть милиция строго следит,

Вы готовы всю ночь говорить -

Человек познается в общении.

 

Вот и вам не сидится

В ваших тесных квартирах-

От шестнадцати, до двадцати.

Вам кричат: "Тунеядцы! Задиры! "-

И спешат побыстрее уйти.

Ну а вы ноль вниманья

На эти поклёпы-

От шестнадцати, до двадцати.

Вы сидите на лавочке, песни поёте,

У вас целая ночь впереди.

 

Ну а если случится война,

Как тогда, в сорок первом,

Вы не будете ждать утра,

Вы пойдёте туда, где беда,

В гимнастёрках на теле.

 

И ни каждый вернётся

До тёплой квартиры,

От шестнадцати, до двадцати.

Остановится сердце

Тунеядца, задиры,

Как пытались мы их окрестить.

А они с зажигалками лезут под танки,

От шестнадцати, до двадцати.

О себе забывая, бегут в атаку,

И как целая жизнь позади.

 

 

 

ПЕСНЯ НАЧАЛЬНИКА

 

Пр.  Давайте-ка искоренять

     Все наши недостатки.

     Чтоб запад поскорей догнать,

     Догнать и даже перегнать,

     Мы наведём в стране порядки.

 

Кто там отвлёкся от станка?

Всем перекуры запрещаю!

Лишить кварталки, а пока,

Я прогрессивки всех лишаю.

 

Пр.

 

Ax! Жгутиков деталь украл -

Ответственнейший болтик!

Не даром я подозревал -

Он вор, а не работник.

 

Пр.

 

Кто там стучится в кабинет?

Ко мне? Из ОБХССа?

Скажите, что меня тут нет,

А я пока под стол залезу.

ПЕСНЯ ТОКАРЯ

 

 

Я поставлю болванку стальную,

Под сто двадцать резец разверну,

И настрою подачу большую,

Свой станок я как маму люблю.

 

О романтика свёрел и плашек,

Навсегда покорила меня.

Инженеры сегодня не пляшут,

А в почете теперь токаря.

 

Оборотов побольше поставлю,

Что бы стружка была не сливной,

И эмульсию струйкой направлю,

На резец быстрорежущий свой.

 

И в пиноль заряжу я центр -

Ну а после, у всех на виду,

Извлеку из тумбочки зенкер,

И с отверстия фаску сниму.

 

О моя разрезная оправка!

Я сейчас в тебе гайку зажму,

И я сделаю в гайке канавку

Под метрическую резьбу.

 

Не желая иную долю,

Я стою у станка и пою:

О рулетки, калибры, шаблоны,

Покорили вы душу мою!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОДОРОЖАНИЕ

 

Нас всех одна проблема поражает,

И ночью мы волнуемся и днём:

Мы ждём, когда же всё подорожает,

И ведь со страшным нетерпеньем ждём.

И мы по магазинам ходим бродим,

И закупаем все товары впрок,

Откуда только деньги мы находим?

Уж если закупать, так сразу блок.

 

Вот вам пример, и в этом нет секрета,

Слушок уж года три назад прошел,

Что все подорожают сигареты,

А так же папиросы "Беломор".

Мне говорят, мол сильно "зашибаю",

Да просто я хозяйственный мужик —

По слухам алкоголь подорожает,

И в прок его я пью, за пятерик.

 

Купил я сковородок штук пятнадцать,

Кастрюли, утюги и самовар,

Чтоб не пришлось мне завтра разоряться,

На этот шибко ходовой товар.

И смерти тут подобно промедленье,

И если вы не купите сейчас,

То всех вас ожидает разоренье,

Когда подорожает все в пять раз.

 

Куплю себе пять центнеров картошки,

Я денег аж на тонну накопил.

Не дорожают разве что  галоши…

А жаль, я б себе дюжину купил.

 

 

    ПОЕЗД

 

Мчится поезд век за веком,

Да на стыках рельс стучит.

Человек за человеком,

Этот поезд посетит -

Человек за человеком

Предъявляет свой билет,

Все, здоровые, калеки,

Поглядеть хотят на свет.

 

Эх, лиха беда начало.

До конца чай далеко,

Моё сердце застучало,

Как воробушек в стекло.

Вот и я сажусь в тот поезд,

Где плацкартные места,

Ну давай, пожалуй, трогай -

Путь дорога далека.

 

Ох, трясет вагон на стыках,

Ржавым рельсам нет конца.

Вот какой-то горемыка,

Притулился у окна.

А в купе нам места нету,

Эх, обидно до чего,

Что купейные билеты,

Пораспроданы давно.

 

В тех купе сидят другие,

Их по кочкам не трясет.

Не отведать им полыни,

Не вести копейкам счет.

Так и едут без оглядки,

Развесёлые с лица,

Поезд в целости в порядке,

Их доставит до конца.

 

Завертелися колеса,

Задымилася труба,

Чай к постели не подносят -

Значит, видно, не судьба.

Нет ни сахара, ни меда,

Ладно, так переживу,

Я холодную пью воду,

Горло слабое стужу.

 

Поезд вдруг остановился,

Мой соседушка привстал,

Низко в пояс поклонился,

И на выход зашагал.

Слава богу, мне не скоро

Этот поезд покидать,

Снова начали рессоры,

По путям вагон кидать.

 

Вот освободилось место,

Я уселся у окна,

Ехать стало интересней,

И теперь уж не до сна.

За окном леса и рощи,

Как их можно не любить,

Эх, проехать бы подольше,

Да ещё билет купить.

 

Вновь на станцию прибыли -

Только вышел человек,

Глядь, его уже забыли,

Словно не был он во век.

Так и я сойду, быть может,

Когда ноченька темна,

И никто сказать не сможет,

Кто сидел тут, у окна.

 

ПРОСТИТЕ ЖИВУЩИХ

 

Я снова стою у гранитной плиты,

Цвета запёкшейся крови,

И прямо в глаза мне смотришь ты,

А сердце рвётся от боли.

На сердце давит чувство вины -

Я не был одним из тех,

 

Кто не вернулся домой с войны,

И я их прошу за всех:

 

Пр.  Простите живущих за то, что живут,

     А вас рядом сними нет,

     Они не виновны, я вам окажу,

     Что позже явились на свет.

     Простите живущих за песни и смех,

     За хлеб и за соль простите.

     Их радость сегодня, совсем не грех,

     Вы строго их не судите.

 

Жизнь распорядки несёт свои -

Если в двадцатом родился,

Мать обними, иди и умри

В двадцать один на границе.

А те кто моложе на сорок лет,

Живите, пока живите,

Радуйтесь, что бомбёжки нет,

Радостью той дорожите.

 

Пр.

 

Прошу, оживите хотя бы на миг,

Я поклонюсь вам в ноги,

За то, что не знаю я смерти и

Воздушной тревоги.

Но нет, бесполезно, мой голос охрип,

Я то живой, а вот вы…

Вам не вернуться домой с войны,

Вы вечные дети земли.

 

Пр.

ПРОСТИТЕ, Я ЛЮБЛЮ

 

Простите, я люблю,

Но и прекрасно знаю,

Что не имею права вас любить,

И снова я покорно замолкаю,

Что б через час всё снова повторить

 

Простите, что хожу

За вами, как собака,

Что по походке вас я узнаю,

Вы не поверите —

Я научился плакать,

Я в это сам поверить не могу.

 

Простите, что с другим,

Я часто вас встречаю,

Конечно он красив, ну в чём вопрос»,

Прошу, простите,

Но я всё-таки считаю,

Что я бы больше счастья вам принёс.

 

Простите, но и я

На жизнь имею право,

И я болею за судьбу свою,

А вы, мне словно

Сладкая отрава -

Нельзя, но всё ж, простите, я люблю.

ТОКАРНАЯ ЛИРИЧЕСКАЯ

 

Узкой ленточкой стружечка вьётся,

Шпиндель вертится, словно земля,

И эмульсия струйкою льётся,

На резец, на станок, на меня.

   Соловьиная трель разольется,

   Словно реченька Волга весной -

   То резец мой затупленный трётся,

   О поверхность болванки стальной.

За окошком давно потемнело,

А у нас тут и ночью светло,

Что-то в бабке передней заело,

И опять затупилось сверло.

    Сталь калёная так не приятна,

    Сталь калёная мне ни к чему,

    А с болта ещё фаска не снята,

    Ну и пусть, в понедельник сниму.

 

РАЗГОВОР С ЗОЛОТОЙ РЫБКОЙ

 

 

Я хочу сказать всем людям мира,

Чтоб запомнили, как дважды два – четыре:

А давайте жить всем миром в мире,

Это здорово получится у нас.

А ещё мне хочется ужасно,

Что в я век свой прожил не напрасно,

Что б мне реже выглядеть несчастным,

И счастливым быть не на заказ.

 

Пр.   Дым костра, и дальняя дорога,

      И чтоб вышел меня кто-нибудь встрече

      И ещё мне нужно очень много,

      Но с этим я могу и подождать.

 

И ещё бы я пожалуй согласился,

Стать рабом прекрасной Василисы,

Чтоб по горло в неё, по уши влюбиться,

И других не помнить, не искать,

А ещё желаю стать добрее,

И добро в сердцах  людских посеять,

А потом как дочь его лелеять,

Чтоб плоды хорошие собрать.

 

Пр.

А ещё мне до зарезу надо,

Чтоб друзья  со мною были рядом,

Чтоб в глаза мне говорили правду,

Неприкрашенную правду, всё как есть,

И нужна конечно, как награда

Шестиструнная моя гитара,

Чтоб про то, что людям очень надо,

Я бы мог сыграть на ней и спеть.

Пр.

СВОЯ ДОРОГА

У всех у нас своя дорога,

А начинали все с нуля,

От одного все шли порога,

Без исключения.

 

Кому-то в жизни выпадает,

Крутой, с обрывом поворот.

А кто-то пропуск получает,

И беспрепятственно идёт.

 

А кто-то мается и плачет,

В коленках дрожь и стук в висках,

А кто-то на буланом скачет -

Ему плевать, где, что и как.

 

А тот решил: “А, будь, что будет!”

И по течению поплыл.

И скоро мы о нем забудем,

А он о нас давно забыл.

 

Года сменяются годами,

Весна сменяется весной,

Цыганка по руке гадает

О том, что сбудется со мной.

 

Ни кто великим не рождался,

Но кто им стать бы не хотел,

И тот лишь в люди выбивался,

Кто в детстве много каши ел.

 

Кто как умел торил дорогу,

Хватал удачу за рога,

А попадали, кто в остроги,

Кто в чудо терем - кто куда.

 

И чтоб ни кто не сомневался,

Я снова повторить готов:

“В рубашке мало кто рождался,

Но все родились без штанов”.

СЛУЧАЙНАЯ ВСТРЕЧА

Ты сказала - нет,

Я ответил – да.

Мы пойдем, где свет,

Я хочу, где тьма.

Что ты, подожди,

Нет, не подожду.

Стой, не уходи,

Нет, сейчас уйду.

 

Погоди, постой,

Я и так ждала.

Ты была другой,

Нет, такой была.

Как же это так?

А вот так, прости,

Мне уже пора,

Ну ка, пропусти.

 

Пр.    Случайная встреча

       В центре, у ГУМа,

       Неосторожно брошенный взгляд

       Горячие плечи,

       Холодные губы,

       Всё это было,

       Всё это было,

       Но сто лет назад.

 

Вспомни ту весну,

Поздно вспоминать.

Я тебя найду,

Стоит ли искать?

Завтра позвоню,

Стоит ли звонить?

Я тебя люблю,

Стоит ли любить?

 

Пр.    Случайная встреча

       В центре, у ГУМа,

       Неосторожно брошенный взгляд

       Горячие плечи,

       Холодные губы,

       Всё это было,

       Всё это было,

       Но сто лет назад.

 

СНОВА ЗАТИШЬЕ

 

Снова затишье на крае переднем,

Ну, слава богу, смерть не взяла.

Пушек не слышно, пули не сеет

В наши окопы их сторона.

 

Их сторона оказалась настырной,

Только и мы с неба манны не ждём.

Смерть то одна всех нас в поле настигнет,

Их за чужое, нас за своё.

 

Только ведь нам помирать будет легче:

Нас же родная примет земля,

Но лучше пожить, что бы гадам немецким

Не было жизни ни дня.

 

Мы отомстим, и в долгу мы не будем,

Прочтём на Рейхстаге свои имена.

Мы не простим, ничего не забудем,

Долг свой заплатим сполна.

 

Вновь самолёты рвутся на запад.

Что ж, до Берлина дойдем как ни будь,

В небе ракеты, словно кометы,

Нам освещают путь.

СОЛНЦА

Как давно это было,

Но я помню о том -

Помню солнце всходило,

Освещало наш дом.

Городок наш невзрачный,

Стал как будто светлей,

Переулки не мрачны,

И в глазах сто огней.

 

Все от счастья рыдали,

От детей до старух,

И уют создавали,

Даже думали вслух.

Ну а солнце лучами

Согревало дома,

И с мечтой обручало,

Но случилась беда.

 

И осунулись лица,

Когда солнце зашло -

Если сильно светиться,

Вмиг растратишь тепло.

Что случилось бы с миром

Коль не новый рассвет?

- Солнце стало кумиром

Тех, которых уж нет,

 

Но немного досадно

Было людям тогда:

Солнце жгло беспощадно,

И сжигало дотла.

Темперамент восточный

Тяжело удержать,

И людей непорочных

Солнце стало сжигать.

 

Но сердца не стонали,

Может так быть должно,

Люди зубы сжимали,

Говорили: " Тепло.

Хорошо — говорили -

Солнце нам словно мать,

Только вдруг запретили

Про него вспоминать.

 

 

Вот живу я на свете,

Надо мной, как всегда,

Солнце яркое светит,

Но уже никогда,

Тот рассвет не настанет,

Что дарил нам тепло,

И то солнце не встанет,

Что когда-то зашло.

Что на город светило,

Не жалея лучей,

И надежду вселило

В миллионы людей.

 

ТЁМНАЯ ЛОШАДКА

 

Пожалуй правда есть над кем смеяться,

И на кого взглянуть вам с высоты.

И даже хоть чуть чуть поиздеваться,

И перейти на дружеское “ ТЫ “.

 

Вы руки потираете вкушая,

Самодовольно смотрите вы вниз,

А он бедняга не подозревает,

Что на волоске от смерти он стоит.

 

Вы можете позволить себе роскошь,

Кого - то встретить или позабыть.

А он всего лишь маленькая сошка,

Ему же просто некогда любить.

Он был и будет тёмною лошадкой,

Среди сытых белых в яблоках коней,

А положенье в обществе так шатко,

Когда вы не имеете рублей.

 

Ну и чудак! – вы скажете с ухмылкой,

И как ещё живёт он до сих пор!?

А он поправит кепку на затылке,

И снова за лопату и топор.

Не тратьте деньги зря на размышленья,

На сто процентов обещаю я:

Вам не понять его мировоззренья,

Как не понять инстинкта муравья.

 

 

 

 

 

 

 

ТЕПЕРЬ СМЕШНО ОБ ЭТОМ ВСПОМИНАТЬ

 

Теперь смешно этом вспоминать,

Но всё же было так,

Что ты не мог двух слов в одно связать,

Такой ты был дурак,

Но впрочем вовсе не дурак ты был,

А лишь смешил людей,

И, как на бойню, в детский сад ходил -

Таков удел детей.

 

Но время шло, ты вместе с ним взрослел,

Как в жизни суждено -

И хоть немного ты и поумнел,

Был глупым все равно,

А впрочем не был ты других глупей,

Глупцом ты стал потом.

В то время ты ещё таскал портфель,

И был учеником.

 

Умнел ты в школе целых десять лет,

Но всё не впрок пошло,

Ты на вопросы не нашел ответ,

И стал, ну как бревно,

А впрочем ты ещё не стал тупым,

Встречались и тупей,

Тогда ты был весёлым, молодым,

Жил, не считая дней.

 

Ну вот пора, мы к сути подошли:

Тебе уж двадцать лет.

Когда же стал ты дураком скажи?

Открой нам свой секрет.

Когда добралась до тебя беда,

Дурнейшая из бед?

Как видно ты сглупил ещё тогда,

Когда увидел свет.

ЧАС ПИК

 

Я работаю от дома очень далеко,

Добираться мне до дома очень нелегко,

На автобусе, трамвае и метро,

Добираюсь я до дома затемно.

Раньше был своим здоровьем несилён,

А теперь со мной сравнится только чемпион,

Овладел я бегом, боксом и борьбой,

На пути своём с работы и домой.

 

Пр.   В час пик – бик, бик,

      В пик час - хрясь, хрясь,

      Тресь, тресь, ой, ой, ой, ой,

      Иду с работы я домой.

 

Это поле Куликово или бастион?

Здесь автобус пассажиров брать должон,

И штурмуют двери тут со всех сторон,

Словно это не автобус, а просто полигон.

 

Уменьшаюсь я в объеме, между ног ползу,

По пути кому-то выбиваю зуб,

Не боюсь случайно быть раздавленным,

У меня стальная челюсть вставлена.

 

Пр.

 

Вылез из автобуса, в метро бегу,

Там народу, просто как травы в стогу.

Женщины с авоськами, с корзинками,

И мужчины, в основном с бутылками.

 

 

 

Люди мечутся, как шизофреники,

Толкотня, как будто в муравейнике.

Перед эскалатором мат-перемат,

Все домой попасть быстрее норовят.

 

Пр.

 

С ног меня так запросто не собьёшь,

Меня безнаказанно в спину не толкнёшь,

Я скольжу ужом промеж людей,

Вспоминая опыт всех минувших дней.

 

Тут приноровиться надо, что бы не упасть,

И как говорится, в ту струю попасть,

По закону джунглей поступай в час пик,

И копи попутно на грузовик.

 

Я ЖИТЬ ХОЧУ, КАК НЕКОТОРЫЕ ЛЮДИ

 

Я жить хочу, как некоторые люди,

Коктейли пить и на бегах играть,

Но я боюсь, что если это будет,

То по ночам мне плохо будет спать.

Я от природы человек неприхотливый,

Я на работу в шесть утра привык вставать,

Я "жигулёвским" перебьюся пивом,

Но хочется и мне покайфовать.

 

Но разве можно, можно в ресторане

Мне просто выпить стопку коньяка?

Ведь я простой, простой советский парень,

Шлифую ручки у станка.

Отрыжка злого провиденья

Распорядилася судьбой,

Я лёгкий, лёгкий словно приведенье,

Уже зелёный, но живой.

 

Не скажешь, что мала зарплата -

Ведь в хлебе недостатка нет,

Но кое-что дороговато,

И подрывает мой бюджет.

Вы окажете:"3ачем так распаляться ?" -

Но я ведь не об этом речь веду,

Уж очень много стало тунеядцев,

И мы растим их на свою беду.

 

Но этим делом будут заниматься

Другие люди и в других местах.

А мне пора за дело приниматься,

И натирать мозоли на руках.

Одна меня надежда только греет,

Как путника костёр в ночи:

Куплю себе билетик лотерейный,

Вдруг подыграю "ЖИГУЛИ".

 

Я ЗАБЫЛ, ЧТО ТАКОЕ ПОКОЙ

 

Я забыл, что такое покой,

Я по комнате волком брожу,

Что же это случилось со мной?

Что же я с нетерпением жду?

 

Почему надоели друзья?

Или просто друзья не те?

Сам себе не завидую я,

Оставаясь с собой тет-а-тет.

 

Мысли в голову лезут не те,

Напеваю я песню не ту,

Находясь день и ночь в пустоте,

Проклинаю я ту пустоту.

 

И не радует лето меня,

И зима не пугает совсем,

Не о том сожалею я,

И смеюсь я ни так, как все.

 

Вроде не был обижен судьбой,

Вроде так же, как все живу.

Что же это случилось со мной?

Что же я с нетерпением жду?

Я ПОМНЮ ЧУДНОЕ МНГНОВЕНЬЕ

 

Я помню чудное мгновенье,

Из сердца память не сотрёт,

Когда сдавал я по черченью,

Пред летней сессией зачёт.

 

Когда же сессия настала,

То я не в шутку занемог,

В душе скорбя по интегралам,

Которых выучить не мог.

Был лектор мною недоволен,

Сказал, открыв свою тетрадь:

"Я ставлю два, чего же боле,

Что я могу ещё сказать?"

 

О вы, надменные доценты,

Что ненавидимы толпой!

Вы убиваете студента,

Своей безжалостной рукой.

 

Не пропадет мой скорбный труд,

И вдохновенное зубренье,

"Ещё спросите что ни будь!" -

Кричу в надежде на спасенье.

 

Нет больше моченьки писать,

От слёз моих вспотела стенка.

Пойду историю сдавать,

Зовёт товарищ Крокоценко.

 

 

Крокоценко – преподаватель Истории КПСС в СТАНКИНЕ.

 

 

Hosted by uCoz