обратно

1983год

О СТРАТЕГИИ И ТАКТИКЕ

 

Наша стратегия самая верная,

А настроение самое скверное?

Партии нашей стратегия с тактикой,

Не подтверждаются что-то на практике.

 

Вдоль-поперёк все газеты исписаны,

Черным по-белому, умными мыслями.

Планы народные лихо состряпаны,

В головы наши надежно упрятаны.

 

Сколько программ - целевых, но просроченных,

Комплексных, дутых и продовольственных.

А на полях, муравой припорошенных,

Днем с фонарем не отыщешь картошины.

 

Сколько  мы планов добили досрочно,

Вот и жуем ветчину мы заочно.

Если бы в Штатах на нас наплевали,

Где бы мы белого хлеба достали?

 

Всё по теории, всё по науке,

По круговой, незаметной поруке.

Будьте спокойны, пока вы живете,

От ожирения вряд ли помрёте.

 

А В РОССИИ ВСЁ ПО ПРЕЖНЕМУ

Я не знаю как у них,

Ведь подглядывать не вежливо.

Говорят, сменили лик,

А в России всё по-прежнему.

Речка Яуза течёт,

Лодочка по ней качается,

То же солнышко встаёт,

Вот что братцы получается.

 

Всё по-прежнему у нас,

Не подвержено старению:

Три копейки стоит квас,

Правда, в новом измерении.

Те же самые слова,

Так же грузчики не вежливы.

Та же утром голова,

Да, в России всё по-прежнему.

 

Бессловесные, как тень,

Все робеем пред нахалами,

Дети наши каждый день

До соплей скандалят с мамами.

Я к окну вчера приник,

Вновь увидел бабу снежную,

Рядом с ней лежал мужик -

Да, в России всё по-прежнему.

 

Тот же смех и тот же грех

С лотерейными билетами.

Так же матом кроют тех,

Что слывут интеллигентами.

С подчинёнными грубы,

А с начальником прилежные,

Шапку ломим, шлем дары -

Да, в России всё по-прежнему.

 

В стиле ретро башмаки,

У жены кольцо стеклянное,

Как и прежде не с руки

Покупать мне иностранное.

Как и прежде на мели

Нахожусь я в смысле денежном.

Те же в небе журавли -

Да, в России всё по-прежнему.

 

 

 

 

Те же самые слушки

По углам внутриутробные,

Те же с мясом пирожки

Продают нам не съедобные.

Те же самые слова,

Обещания безбрежные,

Выше локтя рукава -

Да, в России всё по-прежнему.

 

Так же граждане ворчат

Как и в веке девятнадцатом,

Как и прежде не хотят

В происшедшем разобраться.

Да, как прежде мы живём,

Но слова при смерти нежные

Мы о Родине поём -

Да - в России всё по-прежнему.

 

АЛФАВИТ

 

Когда сидит на троне дуралей,

Компанией придурков окруженный,

Не надо ждать добра от тех идей,

Что бродят в голове его лужёной.

 

Идеи бродят, превращаясь в квас,

А если повезёт, то в медовуху.

А медовуха выльется на нас,

Противным запахом напомнив всем сивуху.

 

А мы ладошки будем подставлять,

И в винном паре отыскав утеху,

Начнем мы петь, и "барыню" плясать,

Придуркам на весёлую потеху.

 

Плясать не вредно, как не вредно петь,

Вот говорить - и вредно и опасно.

Терпеть не вредно - вредно не терпеть,

И просто гибель выглядеть несчастным.

 

Гип-гип ура! Виват! Банзай! Салют!

Во веки всех веков живи и здравствуй!

Ты слышишь? Тебе здравицу орут,

Не выговаривая чётко звуков гласных.

 

 

 

А гласных звуков мало - десять штук,

И в этом орфографии ошибка.

Скорей исправьте несогласный звук,

Попытка-это право же не пытка.

 

Все звуки несогласные, долой,

Вы можете успеть, коль поспешите,

Произвести, пока еще живой,

Реформу в несогласном алфавите.

 

 

А мы поможем, деньги соберём,

На митинг сходим, выступим в газете,

Вприсядку спляшем, песню заведём

О том, как распрекрасно жить на свете.

 

Ура согласным! Несогласных - в брак.

Они расшатывают наш фундамент веры.

Да - не забыть еще про твердый знак,

Он тоже смотрит хвостиком налево.

 

Еще шипящие - про них нельзя забыть,

Они в колеса палки могут вставить.

Шипящие без страха расщипить,

"Ша" истребить, а мягкий знак оставить.

 

Китайцы—те всё делают не так:

То воробьи, то доменные печи,

Вы ж во время смекнули что и как,

И занялись культурой нашей речи.

 

Нам происки и иски ни почём.

Нам наплевать на всё, что "там" болтают,

Мы всем назло погромче запоём,

Пусть слышат, и завидывают тайно.

 

Не сомневайтесь, мы всегда согласны,

Особенно когда охота жрать,

В негласном истребленьи несогласных,

Всегда поможем, что там рассуждать.

 

Преодолеем трудности любые,

На нашем синтаксическом пути.

Ребята мы ей-богу заводные,

Нас куда хочешь можно завести.

 

ГИПОТЕЗА

 

Находясь в социализме,

Мы стремимся к коммунизму.

И недаром всем народом

На субботники мы ходим.

Чтоб Ком.общество создать,

Надо мусор нам убрать,

Будут после мойки

Чистыми помойки.

 

Но сквозь грязное отекло,

Через сажу и пекло,

Проступает матово

Общество богатое.

Там в шампунях можно мыться,

Бритвой импортною бриться,

И все люди там и тут

По потребностям живут.

 

Есть у вас потребность может

Дать начальнику по роже,

Ради бога, бей с размаху,

Рви с груди его рубаху.

Хоть мента пинай ногой,

Генеральшу матом крой,

Стань упорен, стоек, смел,

Раз потребность заимел.

 

Но все эти соображенья

Вам докажут без сомненья:

Мы помрём в социализме,

Но с мечтой о коммунизме.

И не надо долго спорить,

Коммунизм нам не построить.

Кто не понял, почему,

Объясню сейчас тому.

 

Вы хоть раз ментов встречали,

Что любили, чтоб пинали

Их ногами, всем на смех?

(Ведь потребность есть у всех).

И какой начальник тоже

Любит получать по роже?

А потребность в этом есть,

Раз желающих не счесть.

 

 

 

Генеральшу тоже вряд ли,

Обласкаете вы матом.

Так, что как тут не крути,

К коммунизму не дойти.

Генералы будут против,

И начальник возразит,

А милиционер Федотий,

Кулаком вам погрозит.

ПРЕДПОСЫЛКИ

                   часть  1.

Предпосылки созрели давно,

Там фазанов жуют, тут говно.

Но сказал Карл Маркс, что быть может,

Они будут какашки есть тоже.

 

Диктатура-сестра демократий,

И не зря тут все женщины братья.

Эскимосы, туркмены, узбеки —

Все равны под названьем ”чуреки”.

 

Тут все верят в идеи Марксизма,

Нет меж классами антагонизма.

Вое равны, как один на подбор,

Не поймешь где министр, где вор.

 

Ах вы подлые капиталисты,

Превращайтесь скорее в марксистов.

По великой теории Маркса,

Вы давно все покойники, братцы.

С ЧЕГО БЫ ЭТО?

 

Я спросил у брадобрея,

Я задал ему вопрос:

Почему у всех евреев

Нет на голове волос?

 

Брадобрей сказал:

Не буду лгать тебе  -

Ответ готов,

Знай, что плешь всегда и всюду,

Признак истинных жидов.

 

Все махровые евреи

Рвут волосья на корню.

Я ушёл от брадобрея,

Чеша лысину свою.

 

ЖИЗНЬ СТУДЕНТА

Жизнь студента трудна во всех аспектах,

По сравненью с ней каторга - рай.

Семинары, зачеты, конспекты,

Конспектируй, решай и сдавай.

Вы не верьте, коль скажет вам кто-то,

Что студенты живут лучше всех,

Эти люди не знали зачетов,

И они не сдавали термех.

 

Пр.  Если хочешь, как Рахметов,

     Ночью спать по три часа,

     Поступай скорей в студенты,

     Открывай на мир глаза.

 

Ты наук очень много узнаешь:

Как списать, как схитрить, подсказать.

Столько шпор за шесть лет накатаешь,

Будет трудно потом подсчитать.

Ну а главное что? - не забыться,

И решив до диплома дожить,

Постарайся, любезный, не спиться,

У студентов ведь принято пить.

 

Пр.

 

И пусть глуп ты, ну как табуретка,

Но учись, пусть пока тяжело.

Институт - это та же таблетка?

Нынче горько, потом хорошо.

Нам ходить еще в белых рейтузах?

Только дурни стоят у станка,

Ну а умные учатся в ВУЗах,

Что бы после валять дурака.

 

Кто был раньше ты? - просто букашка,

Средь таких же моральных калек,

А теперь у тебя есть бумажка,

А с бумажкой, любой - человек.

 

МАРШ

 

 

       - Не нужны плакаты,

    - Не нужны афиши.

  - Прочь парады,

- Тише мыши.

      - Раз,

    - Два,

  - И в Бутырке,

      - А в Бутырке,

        - Как в копилке,

    - Не помогут даже друзья.

           - Туда

        - Можно,

     - Оттуда

- Нельзя.

         - Липкая плетется паутина,

      - А на стене висит плакат:

  

 ПОВЫСИМ ПРОИЗВОДСТВЕННУЮ ДИСЦИПЛИНУ!

       

           - А как же, повысим

       - Сам будешь не рад,

 

   - После тебя

        - Быть потопу!

   - После тебя

       - Сердцам гореть!

   - Спасибо тебе

       - Товарищ Андропов,

- За то,

  - Что мне

    - Не пришлось

-          Сидеть.

 

НЕ ХОДИТЕ В МАГАЗИНЫ

        (Андроповская)

 

Не ходите в магазины, братцы,

По утрам, в рабочие часы.

По утрам, там ходят дяди в штатском,

И везде суют свои носы.

Даже если у тебя больничный,

То есть вполне законный документ,

Тот больничный он закроет лично,

Отменив положенный процент.

 

И в пивнушку тоже бога ради

Не ходи мочить свои усы.

Там тебя поймает тот же дядя,

И укажет пальцем на часы.

И твои проверив документы,

Все запишет на бумаге штиль,

Да ещё заснимет в киноленту,

Под смешным названием "Фитиль".

 

И тогда по всей стране узнают,

Что ты вовсе не герой труда-

Заплюют, зажмут, зазажимают,

Заклеймят позором навсегда.

Тут, считай, конец твоей карьере,

И окончен твой служебный путь.

Премию - считай своей потерей,

Навсегда о выслуге забудь.

 

Лучше спи на месте на рабочем,

Если делать нечего тебе.

Иначе прославишься ты очень,

Всё перевернешь в своей судьбе.

Даже если ты в командировке

В ателье зашел, зашить карман,

Нужно тоже проявить сноровку,

Чтоб случайно не попасть в капкан.

 

Сети для лентяев и Филонов

Прочные расставлены сейчас.

Им теперь придётся по закону,

Уходить с работы в поздний час.

Но, что интересно, между прочим,

Среди тех, на ком лежит пятно,

Мало представителей рабочих,

А из министерств полным полно.

 

БАРСОВ

(посвящается безумному преподавателю термеха)

 

Я с детства слыл сенсуалистом,

Насилья с детства не любил,

И ненавидел террористов,

Я в корне пацифистом был.

Людей я грубых опасался,

У них хронический невроз,

А вот недавно повстречался

Я с шизофреником нос в нос.

 

Какие у него гримасы,

По жабьи хлёсткие скачки,

Влетел тайфуном некто Барсов,

Неся наперевес очки.

И думал каждый содрогаясь:

"Ох, как бы не было беды..."

А Барсов, властью упиваясь,

Плевал на первые ряды.

 

Ну а потом пошла потеха:

Он впал в неистовый экстаз,

За полтора часа термеха,

Все нервы вымотал у нас.

Халат измызганный, измятый,

Вертлявый, пропитой, худой,

Ну сразу видно - неженатый,

Наверно от того и злой.

 

Ему бы белого стаканчик,

А он бедняга всё брюзжит.

Какой он Барсов! - он тушканчик,

Лишь только зубы обнажит.

Он как шаман у древних чукчей,

Ему бы бубен в руки дать.

Да он нас до смерти замучит,

Пора и меры принимать.

 

А я как раз придумал средство,

Оно нас всех ей-ей спасет;

Я руку предложу и сердце

Ему, и получу зачёт.

ЕВЕЖЕСТВО ЛЮДСКОЕ БЕЗГРАНИЧНО

 

Невежество людское безгранично,

И вот что интересно, с ним всегда

Упрямство уживается отлично,

И в этом человечества беда.

 

Ведь если сто неправых скажут: "Да",

А правый возразит на это: "Нет",

Не будет правый правым никогда,

Не принесет в толпу неправых свет.

 

Во все года, столетья и эпохи,

Какой нибудь, да сыщется чудак,

И вызывая состраданья вздохи,

Доказывать начнёт, что всё - не так.

Он скажет, что земля на шар похожа,

Но возмутится сказанным сеньор,

И возразит, мол быть того не может,

И разожгут на площади костёр.

 

Ведь если сто неправых скажут: "Да",

А правый возразит на это: "Нет",

Не будет правый правым никогда,

Не принесет в толпу неправых свет.

 

Но истина, окутанная страхом,

Когда ни будь, да выйдет на простор.

И все её увидев, станут ахать,

И вспоминать на площади костер.

 

Один не воин в поле - знает каждый,

И даже сомневаясь в том в душе,

Молчит, чтоб быть не вымазанным в саже,

И чтоб не гнить в подземном шалаше.

И я бы мог сказать, что всё - не так,

Но не скажу, поскольку не дурак,

И помня опыт всех минувших дней,

Я промолчу, ведь так оно верней.

О ЗАГНИВАНИИ ЗАПАДА

Нынче я подкован и начитан,

Свято верю в новости страны,

Повторяю, как во сне молитву,

Главы из великой "Целины".

И в душе моей теперь всё чисто,

Словно побывал я в Сундунах,

Обожаю наш Совет Министров,

И люблю Политбюро Ц.К.

Всё отчётливей я чую запах,

О котором упреждал марксизм -

Это загнивает чуждый запад,

Это мерзкий мрёт капитализм.

 

Подошел к посольству ФРГ я,

Там, где проживает их полпред,

Чую из окошка тяжко веет,

Словно предо мной наш туалет.

И по всей округе Красной Пресни,

Там где зоопарк и ВПШа,

Вьётся запах перезрелой плесени,

Из дверей посольства США.

 

Очень беспокоюсь я однако,

В смысле безопасности страны:

Не был бы заразным этот запах,

Не дай бог, что загниём и мы.

Что же делать с западной заразой?

Ведь гниют они, а дышим мы.

Может всех их за границу разом?

Ради дезинфекции страны.

Только этот метод не реален,

Потому как мирный мы народ?

Ведь даже со взбесившимся Китаем,

Мы пробыли в ссоре только год.

 

Нам с задачей этой трудно сладить,

И отнюдь не мне ее решать.

Если взять их, да обеззаразить,

То кто же тогда будет загнивать?

Вы ответьте мне, как человеку,

В этом тухлом деле я дурак,

Ведь они гниют уже пол века,

Так что ж не разлагаются ни как?

Долго ль будет длиться загниванье,

Как - то оно скажется на нас?

А теперь спасибо за вниманье,

Это я хотел проверить вас.

ПЕСНЯ О КОРОТКОЙ ПАМЯТИ

 

А про Ильича совсем забыли,

И о нём не слышно ни чего.

Двадцать лет, считай, под ним ходили,

Почитали гением его.

Каждый день по телику долбили:

Там сказал, тут пукнул, там поел,

С тем побыл, а те, мол, с ним побыли..

Всем Ильич маленько надоел.

 

Но чего бы "там" не говорили,

И чего бы мы здесь не плели,

Все же все в душе его любили,

И лет пять всем скопом берегли.

 

Мы его лечили воем огулом,

После хоронили всей страной.

Жертвовали собственным отгулом,

Что бы поскорбеть о нём в пивной.

И разлив по двести грамм на брата,

Восклицали братья сгоряча:

"Что-то мы забыли рановато

Нашего родного Ильича!"

ПОМЕШАТЕЛЬСТВО

Не в силах я сдержать негодованье,

Не сплю, на крыше ночью вою при луне,

Зачёты и домашние заданья,

В полгода измотали душу мне.

Со мною вместе Шарик вшивый воет,

Мы с ним сдружились в эти поздние часы,

0х Шарик, друг, не дай те бог такое

Существованье, нету в нём красы.

 

А прежде было всё в порядке

В моей новенькой тетрадке,

Цвели Формулы на грядке,

Улыбалось все окрест,

А я смеялся без оглядки,

Хмурил брови для порядка,

И не верил, что так гадко

Этот кончится семестр.

 

Три месяца осенних пролетели,

А сними и иллюзии, как дым.

А в декабре, не белые метели,

Зачёты налетели с курсовым.

А курсовой-то пять листов, да плюс записка,

В записке то же что-то надо написать,

И я рискнул - как обойтись без риска,

Решил три мочи к ряду не поспать.

 

Но не хватило моей мочи,

Покраснели мои очи,

Оказался мозг непрочен,

Нервы тянутся в струну,

И расстроился я очень,

В общем стал мой ум короче,

Я теперь подряд все ночи

Вою, вою на луну.

 

 

 

 

 

 

 

 

ПРЕДПОСЫЛКИ

                часть 2.

Коммунизм закономерен -

В это все мы свято верим.

Предпосылки есть давно,

Ведь не всё ж нам жрать говно.

 

Надоели катаклизмы

В развитом социализме.

Нету мочи дальше ждать,

И по разу в месяц жрать.

 

Нет мужской могучей мочи,

Притомилися мы очень.

Пять минут с женой шалишь,

После ходишь месяц спишь.

 

Поиздёргался народ,

Уж того гляди запьёт -

Двадцать лет всё обещают,

Только срок передвигают.

 

Сколько можно? Каждый год

Планы партии народ,

Пере-перевыполняет,

Ну а он не наступает.

Всяк его зовёт, зовёт,

Ну а он, гад, не грядёт.

 

И теперь совсем не слышно,

Говорят о нем людишки.

И боятся очень сесть,

Правда ПРЕДПОСЫЛКИ есть.

 

ПРИБАВЬТЕ ЗАРПЛАТУ

 

Когда же, когда мне прибавят зарплату?

Ведь я получаю ей-ей маловато.

На рынок не сходишь, не купишь вина,

Глазами голодными смотрит жена.

 

Когда же, когда мне зарплату прибавят?

Мне на телефон сто рублей не хватает.

Мой фонд кредитный равен нулю,

За что ж я по восемь двенадцать корплю?

 

За что же машу я своим топором?

Да, строю я дом, но не свой строю дом.

С колонкою газовой старый мой дом,

И все мы вмещаемся в доме с трудом.

 

Поверьте, родные, я не Ломоносов,

Я с хлеба и кваса страдаю поносом.

Пусть я и наглею, пусть мне будет стыдно,

Но хочется мяса (согласен на рыбу).

 

Пусть дорого стоят меха и ковры,

Но граждане милые, будьте добры,

Хотя бы червончик, не надо пятнашку,

Я месяц, второй не меняю рубашку.

 

Хотя бы пятерку добавите мне,

И я заработаю шибче вдвойне,

Труда эффективность повысится втрое,

Прибавьте зарплату, иначе завою.

 

РАСТЁТ У НАС ЗАРПЛАТА

Растёт у нас зарплата,

Растёт, как баобаб.

Но все ж дороговато

Водить по барам баб.

Чем больше получаешь,

Тем больше отдаёшь,

Чем чаще покупаешь,

Тем чаще воду пьёшь.

 

Но спросит сын малютка у папашки:

Зачем ты носишь, папочка, подтяжки?

А он ответит: " Да затем, сынок,

Чтоб брюки не упали на песок".

 

Пусть в каждой сфере формы

Научны, так оказать,

Но денежной реформы,

Нам всё ж не избежать.

Политику такую

Мы одобряем в раз,

Пока мы голосуем,

Вы кушайте за нас.

 

Но спросит сын малютка у папашки:

Зачем ты носишь, папочка, подтяжки?

А он ответит: " Да затем, сынок,

Чтоб брюки не упали на песок".

 

Растёт у нас зарплата,

Растёт, как кипарис,

Пришью ещё заплату

На свой потёртый низ.

Вот огурец к салату,

К обеду патиссон,

Прошла моя зарплата,

Исчезла словно сон.

 

Но спросит сын малютка у папашки:

Зачем ты носишь, папочка, подтяжки?

А он ответит: " Да затем, сынок,

Чтоб брюки не упали на песок".

СТУКАЧИ

 

Проживают среди нас стукачи,

Незаметные, как в поле грачи.

Шмыг, туда-сюда-обратно, стучат,

Потом люди безвозвратно сидят.

 

Потихонечку, чуть слышно,

Кто что пишет, кто чем дышит,

Кто подумал не о том -

Всё заносят в свои книжки,

А потом в казенный дом.

 

Повстречал я как то раз стукача,

И сказал ему в лицо сгоряча:

"Ты бы лучше молот в кузнице взял,

И по наковальне им постучал".

 

Но ответил мне тот самый стукач:

"В нашем обществе я как дятел-врач,

Я на неблагонадежных стучу,

И то общество тем самым лечу".

 

Потихонечку, чуть слышно,

Кто что пишет, кто чем дышит,

Кто подумал не о том -

Заношу я в свою книжку,

А потом в казенный дом.

 

Боком вышел мне тот самый стукач.

Оказался я барыга и рвач,

Оказалось, что в родне у меня

Был прадед, а он служил на царя.

 

И теперь я не понятный субъект,

Так подвел меня покойный прадед.

А стукач еще успел настучать,

Что хотел я за границу сбежать.

Потихонечку, чуть слышно,

Кто что пишет, кто чем дышит,

Кто подумал не о том -

Всё занёс он в  свою книжку,

А потом в казенный дом.      

 

Хоть имеем мы свободу речей,

Нам не надо забывать стукачей.

И когда охота есть поворчать.

Не забудьте дверь плотней прикрывать

 

ЧЕЛНОКОВ

 

Челноков обескуражил,

Всем ответы засчитал,

Мне и Журавлеву даже,

Хоть как рыба тот молчал.

Знать прикинулся цветочком,

Вот коварный вурдалак!

За очками спрятав очи,

Усыпляет нас, как мак.

 

Только рано обольщаться,

За победу водку пить,

Нам ещё с ним состязаться,

Целый год поклоны бить.

Ведь как следует помучив,

И оставив в дураках,

Доведёт нас всех до ручки,

Эта бестия в очках.

 

Нам не надо расслабляться.

Что бы год прожить ещё,

Надо нам объединяться,

Для борьбы с эти хлыщём.

Приготовим мы конспекты,

И изучим их до “ять”,

И тогда экзамен летом,

Мы сдадим ему на пять.

 

      Челноков B.C.- преподавал политэкономию.

 

 

 

Hosted by uCoz