обратно

1982год

 

Вопрос ребром

 

Я вас давно хочу спросить о ваших чувствах,

Ведь вы не зря встречаетесь со мной,

И всё молчите, чтоб вам было пусто,

А я хожу голодный и больной.

 

Невмоготу преодолеть смущенье,

Я в жизнь не видел вашего плеча.

А может быть вас мучают сомненья?

Так принесу я оправку от врача.

 

Я вас кормлю свининой во фритюре,

Я вам конфеты "ассорти" дарю.

Пора кончать с сей глупой процедурой,

А то ей богу, я перегорю.

 

Я не барон, вы тоже не стац-дама,

И церемоний я не проходил.

Вчера со мной случилась ночью драма -

Я вам во сне с другою изменил.

 

Пора от слов переходить нам к делу,

И я вам официально говорю:

Вы перестаньте мучить мое тело,

А то, ей богу, я перегорю.

Анекдот

Вся флора с фауной распались в пух и прах.

Зверей и птиц перевели на мыло.

Поговорить о кошках и котах,

Собрались три научные светила.

Чтоб от и до повадки изучить,

Кота задумали горчицей накормить.

 

Французский доктор Фрэнсис Ленуар

Сказал: "Тут надо очень ласково граждане”.

Кота он гладил, целовал, ласкал,

Горчицу в жирной разводил сметане.

Кот глазки закатил и обомлел,

И всю горчицу подчистую съел.

 

Американский доктор Смит оказал:

"Тут надо действовать политикой террора".

Он рот коту стамеской открывал,

Пихал под хвост занозу от забора.

Ох, вы бы слышали, как кот орал,

Но делать нечего—горчицу жрал.

 

У всех котов, как и у всех людей,

Есть место-то, откуда ноги вырастают,

И наш светило - Бодриков Авдей,

Как раз туда горчицу и заправил.

Уж тут кота никто не заставлял,

Он сам горчицу весело слизал.

Все добровольно съел,

И был доволен этим,

Смекалка русская известна всей планете.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВОР

Не надо суетиться понапрасну,

Никто тебе не верит всё равно.

О лучшей жизни приторные сказки,

И изжогу вызывают в нас давно.

 

Хоть в стенку лбом,

Хоть в омут головой,

А я сижу, жую свою котлету.

Очнись, чудак и под стрелой не стой,

Иначе не дожить тебе до лета.

 

Ты снова, как ветряк руками машешь,

И хочешь сделать флюгер из меня.

А я, как пень, стою по среди пашни,

И рядом пни стоят - мои друзья.

 

Попробуй, соберись сначала с силой,

И выкорчевай корни из земли.

Но схватка наша кончится могилой,

И на табло останутся нули.

 

Хоть в стенку лбом,

Хоть в омут головой,

А я сижу, жую свою котлету.

Очнись, чудак и под стрелой не стой,

Иначе не дожить тебе до лета.

 

И ты в своей упрямой, пёсьей спеси,

Стал маленький и злой, как старый карл.

Мне жаль тебя, но что же делать, если

Ты сам себя, бедняга, обокрал?

ГВОЗДЬ ПРОГРАММЫ

Пришла пора осенняя,

И кончились гуляния,

И летние свидания,

И ночи до утра.

 

Опять пойдут задания,

Воскресные страдания,

Учебников листание,

И завтра, как вчера

 

В институт, что с пивной по соседству,

Как на плаху, как на эшафот.

Шпоры, бомбы - подручные средства,

Слезы, наглость, нахальство и торт,

Сила воли, упорство, привычка,

Рок, везенье, судьба и авось -

Вот для сдачи зачетов отмычка,

Вот учебной программы гвоздь.

КОГДА УСТАНЕШЬ ОТ ПОБЕД

Когда устанешь от побед,

Когда захочется покоя,

Когда назад дороги нет,

Вперёд дороги нет тем более.

 

Когда закажешь свой портрет,

Когда ты не смеешься и не плачешь,

Когда и поражений нет,

И нет тем более удачи.

 

Когда присядешь у окна,

Держа под мышкой томик Блока,

Тогда придёт к тебе она -

ТОСКА - для старости подмога.

 

 

 

 

 

 

ЖИЗНЬ В ОБМАНЕ

Что мы ждём что мы ищем смешные,

От начала пути до конца?

Всё равно, неизбежно остынут,

Отстучавшие наши сердца.

И друзей мы зовём ниоткуда?

Словно бабочки рвёмся на свет,

И живём в ожидании чуда,

Но чудес к сожалению нет.

 

Чудеса в детских сказках бывают,

В жизни их заменяет обман,

И бессильно глаза закрывая,

Мы скользим по обману в дурман,

Аккуратно, затылок в затылок,

Здесь никак оступиться нельзя,

Здесь рукою подать до могилы,

Во врагов превратились друзья.

 

И такую вот жизнь наблюдая,

Где ни кто не протянет руки,

Пусть невольно, но мы привыкаем

К пораженьям своим и чужим.

То один, то другой поскользнётся,

Но в тумане его не найти.

Очень редко кому удаётся,

По обрыву обмана пройти.

 

Я поклялся навеки отныне:

Чтоб дожить до конца без забот,

Буду стойко торчать в середине,

Ни назад не шагну, ни вперёд.

Равнодушья воздвигну запруду -

Надоело обиды считать.

В полный голос кричать я не буду,

Потому, что мне есть что кричать

ДИТЯ ПЛАНЕТЫ

Числа, даты остаются сзади где-то...

Стой. Куда ты?

Ты ведь, как и я - дитя планеты.

Залпы дружны,

Город был и больше нету,

Брось оружие.

Ты ведь, как и я - дитя планеты.

 

Если вдруг от боли превратится в прах земля,

Кто, скажи мне, за неё в ответе?

Только ты и я,

Только ты и я,

Ты ведь, как и я - дитя планеты.

 

Разве тесно нам с тобой на этом свете?

Стань же честным

Ты ведь, как и я - дитя планеты.

Ну ка, ну ка подходи, не бойся света.

Дай мне руку.

Ты ведь, как и я - дитя планеты.

 

Если вдруг от боли превратится в прах земля,

Кто, скажи мне, за неё в ответе?

Только ты и я,

Только ты и я,

Ты ведь, как и я - дитя планеты.

ЗАЧЕМ МОЛЧИТ ГИТАРА?

Зачем молчит гитара?

Ослаблена струна.

Ужель - звучать устала,

Или пора настала,

Обиделась гитара

И высохла она,

 

Напрасно слёзы тратив,

И, в глубине души,

Надеявшись на счастье,

Искать сестёр и братьев -

Напрасно время тратить

И прозябать в глуши.

 

 

Зачем умолкли песни,

И голос не звучит?

Ужели было тесно

Звучать ему совместно?

Нет. Петь хотел он честно,

Без подлости, без лести,

И вот теперь молчит.

 

Молчит, чтоб дать подумать

В молчании своём о том,

Что дальше будет

И, погибая в будни,

Пора послушать, люди,

О чём же мы поём.

 

А петь о разном можно.

И петь и подпевать,

Спокойно и тревожно,

Не лгать и лгать безбожно,

Давайте  подытожим,

Как песню нам начать.  

 

Конечно каждый знает,

Как петь, на а за сим,

Грехи пересчитая,

И память уважая,

Гитаре подражая,

Мы лучше помолчим.

КУДА ДЕВАЛСЯ СЫР?

Куда девался сыр?

Он был ещё вчера -

Такой простой продукт,

И вкусный и дешёвый.

Он с дырочками был,

И каждая дыра,

В том сыре с детства мне была знакома,

Куда девался сыр?

 

Вороне где-то бог,

Кусочек сыра дал,

Наверно приступив

Ногой, черту закона.

Коль я бы богом был,

Так тоже сыр достал,

Но я б не пел, как глупая ворона.

Куда девался сыр?

 

Когда бы этот сыр,

Да на прилавках был,

Я б в сторону его,

Рукой и не двинул,

Но нет его нигде,

И кажется теперь,

Я всё готов отдать за ломтик сыра.

Куда девался сыр?

МЫ ПОТИХОНЬКУ ВСЁ ДАЛЬШЕ ИДЁМ

Мы потихоньку всё дальше идём,

Не признавая своих поражений,

И вдруг однажды с трудом узнаём,

В зеркале плоском своё отраженье.

 

И различим мы морщинки у глаз,

А на висках седину обнаружим,

Тут без сомненья любому из нас

Остановиться, задуматься нужно.

 

Что-то не ладилось в жизни моей,

Видно не той проходил я дорогой.

Так не хватало мне верных друзей,

Ну а врагов чересчур было много.

 

Точно на сердце направлен прицел.

Лег, в ожидании смертного часа,

Думал улыбка живет на лице,

А пригляделся, то страха гримаса.

 

Встал, отряхнулся и вновь в дальний путь,

Где по асфальту, а где по болоту.

То, что потеряно, вновь не вернуть,

Ну а свое отдавать неохота.

 

Как неохота, бесследно пропасть,

Кинувшись в вечную чёрную стужу,

Что бы подняться, надо упасть,

Что бы упасть, подниматься вновь нужно.

НЕТ! Я НЕ ПОНЯТ!

Нет! Я не понят в этом мире,

Загнил во мне талант поэта.

Уж лучше буду я в могиле,

Лежать, не видя бела света.

 

Пусть холмик порастёт травою,

И надпись годы заметут.

Сгниет, оплёванный молвою,

Мой синий и худющий труп.

 

Нет! Я не понят в этом свете.

Быть может кто поймет на том,

Как жаждал я пойти в поэты,

Чтоб жить и помереть с пером.

Но умер с шариковой ручкой -

Внебрачной дочкой Н.Т.Р.,

Продайте, милые подружки,

Уходит слова пионер.

 

И захмелевший дед Федотка,

Тот, что могилы сторожит,

Раздавит, может, поллитровку

За упокой моей души.

НИЩИЙ ПРИНЦ

Никогда прежде

Не разлучалась надежда с моей мечтой,

С моей мечтой.

Что же случилось?

Надежда скрылась забрав с собой,

Забрав с собой,

Мою душу, мою веру,

В честность, искренность друзей и людей.

 

Люди, как в сказке,

Одели маски без глаз и лиц,

Без глаз и лиц.

 

Немы, как стены,

А я, как блаженный, как нищий принц,

Как нищий принц -

Без души и без веры,

В честность, искренность друзей и людей.

 

Каждому ясно,

Чуда напрасно не стоит ждать,

Не стоит ждать.

 

И обещанья, как заклинания повторять,

Зря терять

Свою душу, свою веру,

В честность, искренность друзей и людей.

 

Пусть идеалы

Новыми станут, заменят те,

Заменят те.

 

Раз в десятилетье,

Старые песни жги на костре,

Жги на костре.

Дай мне душу, дай мне веру,

В честность, искренность друзей и людей.

НУ, СЛАВА БОГУ!

Ну, слава богу, вроде бы живём,

Ну, слава богу, вроде бы и дышим.

И иногда не только воду пьем,

И иногда не только ругань слышим.

 

Ну, слава богу, вроде улеглось

Осеннее неясное волненье,

И даже где-то, как-то поднялось,

Не знаю у кого, но настроенье.

 

Ну, слава богу, выполнили план,

И вот что важно - в основном досрочно.

Теперь и жить сытнее станет нам,

Вот что даёт союз республик прочный!

 

Ну, слава богу сеем, пашем, жнём,

Ну, слава богу, чиним и латаем.

Ну, слава богу, вроде бы живём,

И даже иногда во сне летаем.

О ГЛАВНОМ ОЧЕНЬ ЧАСТО ЗАБЫВАЯ…

О главном очень часто забывая,

О мелочах мы думаем всерьёз -

Пустячные обиды вспоминая,

Себя доводим чуть ли не до слёз.

 

Я наблюдал себя и днем, и ночью,

И вывод наблюдения таков:

Хорошее забыть намного проще,

Плохое вспомнить - пара пустяков.

 

И пусть о жизни есть свои понятия-

Различные для каждого из нас,

Давать советы - легче нет занятья,

А выбрать нужный не легко подчас.

 

Бывает так, что другу очень плохо,

И нужно срочно сделать что-нибудь,

Не мудрено сочувственно поохать,

Труднее руку в помощь протянуть.

 

Стихи и песни сочинять так модно.

Любой из нас поэт, кому не лень.

Поставить точку - легче нет исхода,

Писать годами, много тяжелей.

О ЧЁМ МНЕ ПЕТЬ?

О чём мне петь?

Где взять больные темы?

Как слёзы выбивать в глазах?

Изъеденные молью, все проблемы,

Ненужным хламом преют в сундуках.

 

Какие песни могут вас тревожить?

И как их сочинять из ничего?

Я зол, но слаб, я лезу вон из кожи,

Но чувствую, что это баловство.

 

Страдать о солнце, птичках и деревьях?

О том, как страстно любит он её? 

Переставлять слова сонетов древних,

И тут же выдавать их за своё.

 

Пусть скажут мне: "Ты напиши от скуки,

Но я отвечу, отведя глаза,

"Я не поэт, а трус, я умываю руки,

Я глух и нем, я с этим завязал".

ПАМЯТИ В.С.ВЫСОЦКОГО

Он дерзок был,

В умах посеяв омуту,

Редакторов стихами в страх вводил.

И я вставал со стула в ту минуту,

Когда он в мою комнату входил.

Он выл мне другом,

Сам того не зная -

Но я в сравненьи с ним немой слепец.

Теперь Его великим объявляют,

Ему плевать на это - 0н мертвец.

Кому опасно высохшее тело?

Кого сожжёт на век потухший взгляд?

А кто-то скажет: “Так ему, за дело!”

А кто-то Его смерти будет рад.

 

Ну а теперь пожалуй слишком поздно,

Глотая сопли причитать: ”Прости!”

Из памяти вытаскивать занозы,

Дурную славу, чуждые стихи.

Быть может вам они и были чужды,

Вы выше, вам их просто не понять.

Но только память опошлять не нужно,

Душой его не смейте торговать.

ПЕСНЯ ДЛЯ ВАНИ КЕПОВА

 

Противогаз висит булыжником на шее,

Пилотка сбилась, словно кепка набекрень,

Не дай вам бог, друзья, таких лишений,

Не дай вам бог сидеть в окопе целый день.

 

Игра в разгаре, и расставлены пикеты,

Как пугала, аж по уши в грязи,

Вот впереди задвигались макеты,

А сзади крик: "По цели залпом пли!"

 

Кто не успел, тот опоздал,

И вот я снова в лужу сел -

Я лихо на курок нажал,

Майор пригнуться не успел.

 

Мне всё равно, губа или болото -

И тут и там не райское житьё,

Я туалеты поливаю потом,

Я вычищаю из кастрюль гнильё.

 

Картофель чистить нет занятия печальней

Спаси меня пожалуйста, господь,

Но снова петухом орёт начальник:

"Бросай ножи, давай дрова колоть'"

 

Кто не успел, тот опоздал,

И вот я снова в лужу сел -

Я ножик бросил не туда,

Майор пригнуться не успел.

 

Наш стадион напоминает мне Сантьяго -

Как виселицы - кольца у стены.

Ох чувствую, что после кросса лягу,

И не поднять мне больше головы.

 

 

Всё это пахнет хунтой и террором,

Опять боксерские перчатки одевай.

Я выхожу на ринг с самим майором,

И кто-то сзади мне кричит: "Давай!"

 

Кто не успел, тот опоздал,

И вот я снова в лужу сел -

Майор удар не рассчитал,

А я пригнуться не успел.

 

 

ПЕЧАЛЬНАЯ

 

Печальной будет эта песня,

О том, как водку разливали.

И без закуски выпивали,

Мы - три героя неизвестных.

А люди в сером нас ловили,

И забирали в час печали,

И на работу сообщили,

Плюс четвертной на штраф содрали.

 

А мы ведь знали, понимали,

Что могут запросто уволить.

Но вновь под вечер собирались,

И покупали вновь спиртное.

И не могли не возвратиться,

К родной пивной за поворотом.

И словно раненые птицы,

Искали мы в земле чего-то.

 

Сознанье в небесах парило,

Нам оставалось лишь подняться.

Пусть что-то к горлу подступило,

Не собирались мы сдаваться.

Но снова руки заломили,

И вновь в машину покидали,

И на работу сообщили,

Плюс четвертной на штраф содрали.

 

ПОХМЕЛЬНАЯ

Пахнет водкой и бычками

От моршанского "дымка",

Я хожу весь день в печали,

С нетерпеньем жду звонка.

Руки - ноги, словно вата,

Голова, как патефон.

Как на девушку солдаты,

Я смотрю на телефон.

 

Пр.   Эх, похмелье - тяжёлая штука,

      Тут хоть камень на шею и в омут.

      А жена глядит, словно бука,

      И грозится погнать из дома.

      Я и сам бы ушел, да нету

      Ни гроша у меня за душою,

      А где-то в космос летят ракеты…

      Наплевать, я опять в запое.

 

Всё слоняюсь по квартире,

Эх, заботы, что за жизнь!

Посидеть бы что ль в сортире,

Да о жизни потужить.

Голова - пустая бочка,

А дышать вообще боюсь.

Пить бросаю, хватит, точка!

Лишь разок опохмелюсь.

 

Пр.   Эх, похмелье - тяжёлая штука,

      Тут хоть камень на шею и в омут.

      А жена глядит, словно бука,

      И грозится погнать из дома.

      Я и сам бы ушел, да нету

      Ни гроша у меня за душою,

      А где-то в космос летят ракеты…

      Наплевать, я опять в запое.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СЕССИЯ

 

Подмышками, как в доменной печи,

А голова, как телеграфный столб гудит.

И если об неё бить кирпичи,

То ни один кирпич не устоит.

 

Три дня пытался я начать учить,

Три дня ходил вздыхал вокруг стола,

Но хочется то есть, то спать, то пить,

Но только не учить — Ну и дела?

 

А голова полна печальных дум,

И утонуть в реке я был бы рад.

Ведь как мираж в пустыне Каракум,

Перед глазами брезжит сопромат.

 

Но видно не дожить мне до него,

Термех мой разум начисто убил.

Вчера ко мне во сне пришел Петров,

И ухмыляясь пальцем погрозил.

И он спросила "Ну что же ты, дружок?"

И пальцем у виска постукал мне.

А я ему сто грамм на посошок,

А он мне балкой врезал по спине.

 

С утра хожу больной, рука дрожит,

И вечером не лягу я в кровать -

Боюсь, вдруг ночью Барсов прибежит,

Из пулемета вздумает стрелять.

 

Как видно обезумел я вконец я

Глаза шальные смотрят влево - вниз,

Рот разеваю, как в воде пловец,

И холоден как каменный карниз.

 

А тут в обед сижу, хлебаю суп,

Гляжу, в тарелке Дрыгин, как живой.

И говорит из супа: "Вы в истмате дуб,

Который плохо варит головой”.

Ну я давай скорее доедать-

Сожрать хотел философа спеша,

И что ж? Пошёл в санузел поблевать,

Не принимает Дрыгина душа!

 

Вот так три дня, три ночи я не сплю,

Не помню точно, как зовут меня.

Трясусь, страдаю и, пардон, блюю,

Хорошенькое дело – сессия.

СТАРЫЕ ИГРУШКИ

 

Старые игрушки - клоуны петрушки,

Куклы разгильдяйки, вечно без чулок,

Чудо совершите - детство мне верните,

Одноухий зайка, подуди в гудок.

 

Пр.  Я сегодня буду маленький, маленький, крошечный, 

     Я найду цветочек аленький на лугу скошенном,

     Пусть покатится по блюдецу яблочко красное,

     И пусть сердце с сердцем слюбится,

     Будет жить счастливо.

 

Слушайте подсказку, как поверить в сказку:

Это просто, братцы, на ковре взлететь:

Надо стать добрее, и чуть-чуть смелее,

И годков на двадцать вдруг помолодеть.

 

Пр.

 

Куклы не моргают, зайцы убегают,

Я напрасно мучился, не смыкая глаз.

Видно не сумею стать я чуть добрее,

Может быть получится что ни будь у вас.

Пр.

ЧЕЛОВЕК - МАШИНА

 

Ты бесстрастен, как машина,

Ты живёшь наверняка.

Не смеёшься без причины,

Не рыдаешь с пустяка.

Из твоей железной хватки,

Вряд ли вырвешься живым,

Дни, часы - всё no-порядку,

Ты живешь, как механизм.

Пр.  Постой, умерь свой бег.

     Ведь ты - не человек.

     Ты - жалкое подобие людей,

     Да, ты - не человек, а лишь его модель.

Ты безмолвен, как могила,

Ты мудрее старика.

Ты уверен в своих силах,

Бьёшь в упор, наверняка.

Мне всегда бывает страшно,

Когда вижу я тебя.

Ты ужасный, но несчастный,

Ты не слышал соловья.

ЭТОТ БЕЗУМНЫЙ МИР!

Я с трепетом газету открываю,

Мозаику зарубежную читаю:

Взбесилися совсем капиталисты,

Милитаристы, сионисты, маоисты!

 

Летят со всех сторон дурные вести:

Китайцы убивают мух на месте,

Всё точно так же, как в шестидесятых,

Вот ведь неугомонные ребята.

 

А в Палестине, ох, как неспокойно:

Там, что ни день, так несколько покойных,

И, как собак нерезаных, бандитов,

И прочих злых захватчиков - семитов.

 

Вот тоже нерешённая загадка:

В Варшаве назревают беспорядки,

Друзья поляки, как с цепи сорвались,

Переругались и забастовались.

 

Во "Времени" я слышал, говорили -

В Египте мол Саддата порешили,

Тут мы конечно шлём письмо с печатью,

Мол "по Анвару вся Россия плачет".

 

Лонг-Кеш стал знаменит, как Капитолий,

В нём голодают все, по доброй воле,

На хлеб и воду, как на "г" плюют,

Ну и конечно с голодухи мрут.

 

Эх, что творится в нашем скорбном мире:

То там поймали, то тут убили,

То договор о мире нарушают,

То патриотов во тюрьму сажают.

 

 

Я чувствую, пора за дело браться,

С капитализмом этим разобраться;

Пока там "призрак" бродит по Европе,

Мы их колами, по голой попе.

 

Вот мы возьмем совковые лопаты,

Хлебнем по двести, и разгоним НАТО.

Пора за дело браться нам серьёзно,

Иначе вправду, братцы, будет поздно.

 

Я ЖИТЬ НЕ УСПЕЛ

 

Старость, как осень пришла незаметно ко мне,

Поздно, старик, прозвучало в ночной тишине,

Тихая жизнь – твой от ныне удел,

Ты слишком многого в жизни хотел …

Но жить не успел.

 

Что я и где я, теперь не возможно понять.

Я не сумел себе главное что-то сказать.

Век мой стрелой у виска пролетел,

Видно я многого в жизни хотел …

Но жить не успел.

 

Я успеваю в глаза твои мельком взглянуть,

Я успеваю рукой на прощанье махнуть.

А больше я ничего не успел.

Видно я многого в жизни хотел…

Но жить не успел.

Я ЗАБЫЛ И ЭТО

 

Облетели тополя,

Мокрая дорога,

От чего сегодня я

Загрустил немного?

Дождь, как барабан, в окно

Сыплет капли дробью,

Это было так давно,

Я уже не помню.

 

По аллее, по весне,

Вместе с тишиною,

Мы гуляли при луне,

С глупою любовью.

Бейся дождь и ветер дуй,

Зашуми листвою…

Самый первый поцелуй,

Я уже не помню.

 

Сколько лет прошло с тех пор,

Годы золотые,

Тот же дом и тот же двор,

Только мы другие.

Вновь рябины опадут,

Распростятся с летом…

Ну а как тебя зовут? -

Я забыл и это.

ЭТОТ МИР ( вариант начала перестройки )

 

За то, что в месяц раз, нам выдают аванс

А без еды прожить мы не можем ни дня,

Любого ты облай, любого обругай,

Но только не меня, прошу, не меня.

 

Этот мир придуман не нами,

Этот мир придуман не мной.

 

Придумано не мной, что холодно зимой,

А меховой убор, не каждый может достать.

Но мир устроен так, что трудно с колбасой,

И хочется того, чего нигде нельзя взять.

 

Этот мир придуман не нами,

Этот мир придуман не мной.

 

И очередь не я придумал в общепит,

И даже нагрузку не я изобрел.

Но мир устроен так, что есть дефицит,

И тот прочтёт Дюма, кто купит талон.

 

Этот мир придуман не нами,

Этот мир придуман не мной.

 

Один лишь способ есть нам справиться с судьбой,

Один лишь только путь в мелькании дней:

Пусть холодно зимой, пусть трудно о колбасой,

Но будем мы любить друг друга сильней.

 

Этот мир придуман не нами,

Этот мир придуман не мной.

 

Я САМ КОГДА–ТО ЖДАЛ

Я сам когда-то ждал,

И уповал на случай.

Мечтал увидеть сон

Со сказочным концом,

Я думал, что летать гораздо лучше,

Чем по земле ходить,

Как все, ходить пешком,

  Я вишню посадил,

  Но ждал плоды напрасно,

  Я в поле рвал цветы,

  Те вяли в тот же миг,

  И всё, к чему бы я не прикасался,

  Все обращалось в прах,

  Теряло жизни лик.

Я людям приносил

Лишь горе и несчастье,

Я начал песню петь,

Но вырвался лишь стон,

Я у друзей не мог найти участья,

Поскольку вечно пуст

Мой старый ветхий дом.

 

Я СПЕТЬ ХОЧУ

 

Я спеть хочу о том, что никогда

Не сбудется со мною к сожаленью.

Летят года, быстрее чем ветра.

Текут года, быстрее чем вода,

Устраивая в жизни наводненье.

  Я спеть хочу о том, о чём мечтал,

  Неважно как, свободно иль натужно,

  О том, что рядом я не замечал,

  О том, что к сожалению молчал,

  Когда молчать наверное не нужно.

Я в полный голос собираюсь петь

Друзьям своим, стыдливо глаз не пряча,

О том, что очень не легко успеть,

О том, что очень тяжело терпеть,

Но я терплю и верую в удачу.

  Я верю дни и ночи напролёт,

  Что вдруг- найдется кто-то из немногих,

  Который сил достаточно найдёт,

  И мою песню людям допоёт,

  Когда я упаду на полдороги.

 

Hosted by uCoz