обратно

1979 год.

А ЧТО ЖЕ ТЕПЕРЬ?

 

Мы в детстве не любили старых дядей,

За то, что они курят “Беломор”.

И в этих дядей мы бросались грязью,

Заляпывая стены и забор.

А что же теперь, когда прошло немало лет?

Мы держим не портфель, а пачку сигарет.

Как видно мы забыли о том, что не любили.

И нам так редко хочется конфет.

 

Мы в детстве ненавидели злословье,

И тех, кто говорили за глаза.

И мы о них писали на заборах,

Довольно неприличные слова.

А что же теперь, когда прошло немало лет?

Ругаем мы людей, которых рядом нет.

Как видно мы забыли о том, что не любили,

А может просто совести в нас нет.

 

Мы в детстве не любили негодяев,

От двадцати годов, до сорока,

Которые нас, малых, обижали,

Которые смотрели свысока.

А что же теперь, когда промчалось столько дней?

Мы учим детей, как будто вправду их умней.

Как видно мы забыли, что так же нас учили

Родители, при помощи ремней.

БЛАТНАЯ ПЕСНЯ (ПОДРАЖАНИЕ)

 

Когда-то парень я удалый,

Шёл с корешками на скачок,

И знала каждая шалава,

Мой чёрный в клетку пиджачок.

 

Я на Бутырке был, как дома,

Я на Таганке часто жил,

Любил бывать на ипподроме,

Играл в очко и водку пил.

Меня любили по районо,

Но не желал я этих дел.

Я не имел жены законной,

А незаконно не хотел,

 

Я помню точно - в день рожденья,

Как классик в песне говорил,

Я совершил свое паденье,

Жизнь деловую полюбил.

 

“Варшаву” ни когда не делал,

С пером ни в жизнь не баловал.

И с воронёным самострелом,

Я даже в шутку не играл.

Я очень был собой довольный,

И думал годы всё сотрут,

Но спал ночами неспокойно,

Всё ждал, вот-вот они придут,

 

Они явились на рассвете,

С постели подняли меня,

Сказали, что пора ответить

За мои скверные дела.

А у меня одни делишки,

Я ни кого не наколол,

Ведь я обычный скокоришка,

А он всё пишет в протокол.

 

Да уж другое нынче время –

Не стали людям доверять.

На сто замков закрыли двери,

Придётся видно завязать.

ВОТ И КОНЧАЕТСЯ ЛЕТО

 

Вот и кончается лето,

Опадают цветы.

Лето проходит и незаметно,

Мимо проходишь ты.

 

Звёзды на небе светят.

Ветер в деревьях спит.

И в этот вечер ты не заметишь,

Кто с тобой рядом стоит.

 

Это я тебе письма пишу.

Это я каждый вечер звоню и молчу,

Это я тебе песни пою,

Жаль, что ты не узнаешь об этом.

 

Завтра все станет ясно

Между мной и тобой.

Завтра ты скажешь,

Что жду я напрасно,

Есть у тебя другой.

 

Ну а я тебе письма пишу.

Ну а я каждый вечер звоню и молчу

Ну а я тебе песни пою,

Жаль, что ты не узнаешь об этом.

 

ДА ЗДРАВСТВУЕТ ЛЮБОВЬ!

 

Каждый день говори о любви своей,

И пускай будет тысяча этих дней,

Знай, что я помню каждый из них -

Эти давние дни говорят о любви, о любви.

 

Для себя мы открыли счастливый мир,

И о том до сих пор не жалеем мы,

Как давно это было, но всё равно,

Ты любима и я не оставлен тобой и судьбой.

 

Не могу я представить себя одного,

Без тебя и без слова "люблю" твоего,

Без конца я готов целовать твои руки, любя,

И прошу об одном - не оставить меня.

 

ГРУСТНАЯ ПЕСНЯ

 

Город мой опит давным - давно.

Свет в окошках уже погас.

Ну а мне снова, как назло,

Не случилось увидеть вас.

 

А вы помните? - год назад,

Вам в любви признавался я.

Вы сказали, что надо ждать,

И что с этим спешить нельзя.

 

А мне так важно было тогда,

От вас сейчас же услышать " ДА ".

 

Что ж я больше к вам не приду,

Ваш заранее зная ответ.

Понял я, что напрасно жду,

И меня в вашей жизни нет.

 

И не надо просить меня,

Подождать вас ещё чуть-чуть,

Ведь насильно любить нельзя,

Как нельзя землю вспять повернуть.

 

Ведь мне так важно было тогда

От вас сейчас же услышать " ДА ".

 

ЛЮБЛЮ ХОЛОДНЫЙ ВЕТЕР

 

Какой холодный ветер,

Какой колючий дождь,

Но раз уж жить на свете

Однажды мне пришлось,

Окно открою настежь,

Пусть в дом ворвётся мой,  

По осени - ненастье,

По лету - липкий зной.

 

И пусть зимой морозы

Меня лишают сна,

И вышибают слёзы -

За ними вслед весна.

И раз уж жить на свете

Однажды мне пришлось, 

Люблю холодный ветер,

Люблю колючий дождь.

ВСЁ ИСЧЕЗНЕТ

 

Словно пена на воде,

Словно в небе облака,

Так, с заходом солнца, день

Исчезает навсегда.

 

В суете мирских забот,

Мы не думаем о том,

Что придёт и наш черёд

Покидать свой отчий дом.

 

И на правые дела,

Не остынет ваша кровь,

Если светит вам звезда,

Не покинет вас любовь • 

 

Неизбежен времени ход -

Вы поверите себе,

Если с другом повезет,

Он не бросит вас в беде.

 

Осыпается сирень,

Все быстрей летят года,

И в один прекрасный день,

Всё исчезнет навсегда.

МЫ ОЧЕНЬ ВЕСЕЛО ЖИВЁМ

 

Река большая - крутые берега,

Ты отдыха не знаешь и покоя,

А если, скажем, посмотреть из далека,

Покажешься ты маленькой такою.

 

Вот так и мы, спешим живём

На голубом, любимом нами шаре,

И иногда песни поём, поём,

Мы очень весело живём.

 

Холодный ветер деревья закачал,

Он их в любом качает направлении,

И я не раз уже с улыбкой замечал,

Что это неизбежное явление.

 

Вот так и мы, поклоны шлём

На голубом, любимом нами шаре,

Но иногда песни поём, поём,

Мы очень весело живём.

 

 

 

 

 

 

 

ДВОЕ В МЕТРО

 

Двое в метро целуются,

И дядя воскликнул в галстуке:

"Это же вам не улица?

Это общественный транспорт!"

 

Что же вам ночи мало?

Мало вам, что ли постели?

Куда же смотрели папы?

Мамы куда смотрели?"

 

Шепчутся тётя с тётею:

"Вот молодежь современная".*

Не учатся, не работают,

Курят и пьют, наверное.

 

Что же им ночи мало?

Мало им, что ли пастели?

Куда же смотрели папы?

Мамы куда смотрели?"

 

Граждан солидных тысячи

Мимо проходят, бесятся:

"Чем же вы только там дышите?

В грязных подъездах на лестницах?”

 

Пусть все кричат, возмущаются,

К черту запреты и правила?

Целуйтесь. Влюблённым прощается,

А гражданам просто завидно.

ДЕТСКИЕ СКАЗКИ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

 

Говорят, что Бармалей, ни такой уж был элодей,

И в год детей любил детей и зверей.

Сказки взрослые хитрей, чем для маленьких детей,

Может быть и не умнее, но злей.

   Вот вам доктор Айболит, у кого чего болит,

   Сразу пишет? "инвалид", в манускрипт.

   Он такой рецидивист, продает больничный лист,

   Только денежки платить не ленись.

А зелёный крокодил красно солнце утащил,

И в болоте его, гад, утопил.

Подставляя свой карман, обращается к зверям?

"Я вам солнышко отдам за стакан".

   А на крыше Карлссон, неспроста построил дом,

   Он устроил в том доне притон.

   А потом не спеша, совратил он Малыша,

   У Малыша теперь в крови анаша.

Мальчик с пальчик - не дурак, курит дедушкин табак,

А на бабушкины деньги в кабак.

Как милиции найти скороходы-сапоги?

Чтоб поймать его за обе ноги.

   Старый пёс Артемон, весь блохами заселён,

   А Мальвина готовит патрон:

  "Ах ты, вшивый негодяй, убирайся спать в сарай"

   А не хочешь, пулю в лоб получай".

И Хоттабыч, хоть старик, до сих пор ещё не сник,

Он достал себе по блату парик.

Даром древний! – всё равно, пьёт армянское вино,

И играет сам с собой в домино.

   А Кощей вдруг зарыдал, на весь лес поднял скандал!

  "Я в гробу вас всех видал!"- заорал.

   Он жениться захотел, но немного не успел,

   И остался, как всегда не у дел.

Вот Емеля - не дурак, убеждённый холостяк,

У царевны каждый вечер в гостях.

Только царь куда уйдёт, он ей сразу анекдот,

Иль с намеками песни поёт.

   Это сказка для детей, что злодей лишь Бармалей,

   Но скажу я вам, ей-ей все сложней,

   Сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок,

   Этот толк кто-то верно изрек.

 

 

ДЖИНСЫ

 

Я день и ночь не сплю,

Работаю, корплю,

Лелея хрупкую мечту свою.

Не пью и не курю,

Но денег накоплю,

И фирменные джинсы прикуплю.

 

Пр.  Я не хочу на небеса.

     Хватает мне земли,

     А мне достать бы "Левиса",

     Или хотя бы "Ли".

 

Ну что тут говорить,

Милее нет мечты,

Я это не устану повторять.

Одену на себя

Потертые джины,

И буду по Арбату хипповать.

 

Пр.

Слабею с каждым днем,

Но помню об одном,

И все вопросы я давно решил.

Что бы урвать себе

Кусочек на земле,

Приобрету хотя бы "Конваир".

Пр.

КОТ ВАСЬКА

 

На старой районной помойке,

Куда каждый мусор ссыпал,

В дебошах и вечных попойках,

Кот Васька - бандит проживал.

Баклуши он бил целый день,

Мышей не ловил, было лень.

Весной прогревал он бока,

Зимою давил храпака.

 

Он был несказанно неряшлив,

И с каждым подраться готов -

Гроза всех бездомных дворняжек,

А так же бездомных котов.

Нещадно он их избивал.

Хоть ростом был в общем-то мал,

Но нрав у него был крутой,

Характер чуть-чуть с подлецой.

 

А кошки дрожали от страха,

Когда возвращались домой,

Ведь этот Василий-неряха,

Бандит был ещё половой.

Весною он кошек гонял,

И многих уже огулял,

И в каждом квартале ей—ей,

Имел он по десять детей.

 

Ещё уважал наш котишка

Чужое к рукам прибирать.

Ну просто как мелкий воришка,

Чтоб хуже еще не сказать.

Бывало увидит, несут

Сосиски там, иль колбасу,

Как мышка с тылов подползёт,

Так зубками клац, и упрёт.

 

К чему я пою эту песню,

Про Ваську - такую свинью?

Отвечу, коль вам интересно,

Секретов от вас не таю.

Ответить любому готов,

Что сколько таких вот котов,

Живёт каждый день среди нас,

А мы их не видим подчас.

МИЛЛИОН ЛЕТ ДО Н.Э.

 

Всё это было так давно,

И до тебя и до меня.

Не сто, а тысячи веков

Прошли с тех пор в пылу огня.

Повсюду дикое зверьё бродило,

И вулкан дымил,

Но стало лучше на земле,

Когда бог людей сотворил.

 

И человек добыл огонь,

И научился говорить,

Потом внезапно вздумал он

Животных диких приручить,    

Завёл корову и кота,

У дома выстроил сарай,

Наверно именно тогда,       

На земле наступил рай.       

 

И был бы счастлив человек,   

Живя с ребенком и женой.

Но кто—то, переплыв сто рек, 

Явился в дом его с войной.   

И человек взял острый меч,   

И встал с врагом к лицу лицом,

Остановилась вдруг земля,    

И стал человек мертвецом.     

 

НЕ СПЕШИ

 

Это смешно, право смешно:

Где я и что я, тебе всё равно,

А недавно нам с тобою было no-пути,

Каждый день, каждый час,

Был для нас, был за нас,

Но с другим ты решила, захотела уйти.

 

Кто-то другой рядом с тобой идёт,

И может быть говорит тебе о любви.

Только придёт, время мое придёт,

И ты поймёшь, кто тебя ждёт,

Выбрать другого прошу, не спеши.

 

Не спеши, не спеши

На судьбу ты грешить,

Мы с тобой успеем встретить

Ни один рассвет.

Каждый день, каждый час,

Будет снова за нас,

Но зачем петь об этом?

Ведь тебя рядом нет.

 

Кто-то другой рядом с тобой идёт,

И может быть говорит тебе о любви.

Только придёт, время мое придёт,

И ты поймёшь, кто тебя ждёт,

Выбрать другого прошу не спеши.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

МОСКВА ВЕЛИЧАВАЯ

 

Москва величавая -

Миллион домов,

Любить не устану я

Твой каждый уголок.

И наверно всю жизнь

Не забуду я

О тебе, Москва - любовь моя.

 

Аллеи тенистые,

Шёпот листвы,

Любовь свою чистую

Здесь мы нашли.

Ты Москва помогла

Мне сказать, что люблю,

Я тебя за все благодарю.

 

Дороги железные

Тянутся в даль.

Тебе с сожалением

Я говорю: "прощай""

Но любая беда

Будет мне нипочём,

Ведь не зря зовусь я Москвичом.

 

 

ПЕСНЯ ПРО МЕНЯ

 

Сгребайтесь в кучку побыстрей,

Вниманье напрягите.

Я начинаю песни петь,

Вы уши берегите.

Пододвинь моя рука

Лист бумаги к свету,

Одолела меня скука,

Буду я поэтом,

Пусть поэтов пруд пруди,

Но скажу по чести,

Я согласен быть средь них,

На предпоследнем месте.

 

Пр.  Подтяну колки у гитары я,

     И на свой ее настрою лад,

     Вот случилась со мной оказия:

     Слуха нету, а петь я рад.

 

Второй десяток отмахал,

Размениваю третий,

И вроде даже борода,

Мой подбородок метит.

И пшеничные усы,

Как у Д^Артаньяна,

Да, хватает мне красы,

Впрочем есть изъяны.

Но подробно не люблю,

В это я вдаваться,

Пусть ругают, я стерплю,

Ну что мне волноваться?

 

Пр.

 

Друзья мои, враги мои,

А в основном знакомые,

Твердят упорно: "Отдохни",

А я за песню новую.

Я сижу по вечерам,

В клочья рву бумагу,

И корит меня жена,

Что ни как не лягу.

Смейтесь, спорьте, все равно

Меня не замучить!

Вновь берусь я за перо,

То есть за шариковую ручку.

 

ПЕСНЯ ПРО ФЁДОРА БЕССМЕРТНОГО

 

 

На свете белом жил,

И жутко водку пил,

Юшанкин Федя - слесарь алкоголик.

Година подошла,

И смерть за ним пришла,

И позвала? "Пойдём за мной, соколик."

 

А Фёдору плевать,

Где деньги пропивать,

И с пьяных глаз чего ему бояться?

Вот к Богу смерть звонит,

Примите, говорит,

На небесах пропойцу-тунеядца.

 

А Бог ей отвечает:

 

- Нет. В рай его нельзя,

Тут от хулиганья

Делов и без него вполне хватает.

И так не уследить,

Вон Сергий начал пить,

Архангел Петр с бодуна икает.

Архангел Николай

Пропил почти весь рай,

Да я и от него тут волком вою?

Распятие пропил,

И крылья заложил,

Опохмеляется святой, подлец, водою.

 

Давай-ка Федю в ад,

Там черти всё подряд -

И ацетон и самогонку глушат.

А здесь сухой закон,

А раз пьянчуга он,

В аду ему конечно будет лучше.

 

Вот смерть спустилась в ад,

А ей там говорят:

 

- У нас и без него вина нехватка.

Пошли вон от ворот,

Зачем нам лишний рот?

У нас тут со снабженьем неполадки!

 

 

 

Задумалась тут смерть:

- Куда же Федю деть?

В рай не берут, и в ад не принимают

подальше от беды,

Взяла живой воды,

И окропила парня, пусть себе гуляет.

 

И вот какой уж год

Смерть Федю не берёт,

И стал наш Федя,

Фёдором Бессмертным,

Все ночи напролёт,

Он пьёт, и ведь не мрёт,

Вот как решил

Проблему долголетья!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПРАЗДНИК ДУРАКОВ

 

На городских часах пробило полночь,

И как всегда я в это время спал,

Стараясь необычный сон запомнить,

Из вас никто такого не видал.

 

Мне снилась площадь, залитая светом,

На площади людей стоит толпа,

Прекрасней их не встретишь в целом свете,

Кто может быть прекрасней дурака.

    Это был праздник дураков.

У дураков не в моде невезенье,

Они живут не ведая хлопот,

И каждый день недели - воскресенье,

И праздники, опять же, круглый год.

 

Не ведая ни сплетен, ни злословья,

Ни жадности не зная, ни беды,

Они живут лишь верою одною

В счастливые безоблачные дни.

    Это был праздник дураков.

И все вокруг смеялись, песни пели,

О том, что нужно верить и любить,

И это беспричинное веселье,

Никто из вас не сможет объяснить.

 

А мне казалось, что на белом свете,

Лишь я один им подпевал не в такт,

И в этот миг, скажу вам по секрету,

Я пожалел о том, что не дурак.

 

ПРО ПЕРВУЮ НЕ СЧАСТЛИВУЮ ЛЮБОВЬ

 

Мне было пятнадцать, тринадцать тебе,

Тебя каждый вечер я ждал во дворе.

А ты с подружкой мимо, мимо проходила,

Ни разу на меня и не взглянув.

 

Свою первую, несчастливую любовь

Не забуду никогда я.

Вспоминаю вновь и вновь,

Вспоминаю вновь и вновь,

Несчастливую любовь.

 

И всё повторялось сначала каждый день,

Ты знала, что я за тобой хожу, как тень.

Я знал, что все напрасно, давно мне стало ясно,

Что ты со мной и не заговоришь.

 

Свою первую, несчастливую любовь

Не забуду никогда я.

Вспоминаю вновь и вновь,

Вспоминаю вновь и вновь,

Несчастливую любовь.

 

Но как-то под вечер ты вышла одна,

А я с другой девчонкой во дворе стоял,

И ты посмотрела, на нас посмотрела,

Спокойно повернулась и ушла…

 

Свою первую, несчастливую любовь

Не забуду никогда я.

Вспоминаю вновь и вновь,

Вспоминаю вновь и вновь,

Несчастливую любовь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

РЕШЕНО

 

Решено, я буду инженером,

Надоело у станка пахать,

Надоело портить жизнь и нервы,

Надоело в шесть утра вставать.

Я закончу десять институтов,

Я могу и не доспать часок,

Что бы летом съездить в Гудауты,

И не на две недели, а на месяцок.

 

Дайте мне закон про тяготенье,

Я его, как кодекс заучу,

Но зато потом, без всякого сомненья,

Я свои сто сорок в месяц получу.

Я себя ни в жизни не обижу,

И пусть твердят, что мой почётен труд,

Но я же не слепой, отлично вижу,

Как в К.Б. конструкторы живут.

 

Вы б видали, какая там работа:

"Ни дня без отдыха!" - вот их девиз.

У них и понедельник, как суббота,

В универсам по вторникам круиз,

В четверг и в среду - просто отдыхают,

А в пятницу за среду и четверг,

Они "козла" с азартом зашибают,

И кушают горячий чебурек.

 

Конечно среди них бывают люди,

Которым вкалывать не лень,

Но там таких нисколечко не любят,

И смотрят, как на дикарей.

У инженера тонкие манеры,

Он любит рестораны посещать,

А я лишь раз попал случайно в кафетерий,

Ну что за сервис! Так не рассказать.

 

И я люблю хрустальную посуду,

Мне мой стакан граненый надоел.

Так. Решено - я инженером буду,

Я может этого всю жизнь хотел!

 

 

АНТИЛОПА ГНУ

 

Однажды антилопа - гну,

Приняв в пивной стаканчик лишний,

Сказала толстому, обрюзгшему слону

Такое, что доселе слон не слышал.

 

Уставив в пол глаза свои косые,

Пролив себе полстопки на штаны,

Она вдруг во весь голос заявила,

Что может прыгнуть выше головы.

 

Ведь прыгнуть выше головы,

Никто не смог ещё, увы.

В желаньях будьте поумеренней,

Не будьте так самоуверенны,

Как антилопа – гну.

 

А антилопе все до лампочки,

Кричит: "Я прыгну, дайте срок!"

Она себе купила тапочки,

Что бы получше был отскок.

И день и ночь тренировалась,

И шею мыла перед сном,

Но прыгнув, разочаровалась,

И согласилась со слоном.

 

Ведь прыгнуть выше головы,

Никто не смог ещё, увы.

В желаньях будьте поумеренней,

Не будьте так самоуверенны,

Как антилопа – гну.

 

Пусть вы не антилопы, не слоны,

Позвольте дельный дать совете

"Не стоит прыгать выше головы,

В занятии этом смысла нет."

 

Ведь прыгнуть выше головы,

Никто не смог ещё, увы.

В желаньях будьте поумеренней,

Не будьте так самоуверенны,

Как антилопа – гну.

 

ПОПУГАЙ - БУНТАРЬ

 

С жарких зарубежных стран,

Прибыл в отпуск капитан.

Прибыл вместе с ним с Гавай,

Говорящий попугай.

Попугай был очень стар,

Очень стар он был, но глуп.

И за всеми повторял,

Что  поймать сумел на слух.

 

Скажут кричи - кричал,

Скажут молчи - молчал,

Скажут лети - летел,

Скажут сиди – сидел.

 

Мог по знаку он кричать,

Сколько хватит сил: "Ура!",

Мог хозяев прославлять

С вечера и до утра.

И за это какаду,

Получал в обед семян,

Но однажды был в бреду,

И хозяев осмеял.

 

Скажут кричи - молчал,

Скажут молчи — кричал,

Скажут лети - сидел,

Скажут сиди – летел.

 

И решив, что мол не глуп,

Возгордился сам собой,

Но за свой моральный бунт,

Поплатился головой.

И в коробке от конфет,

Сгнил, засыпанный землей,

А прожить бы мог сто лет,

Если б был глухонемой.

 

 

РОБИНЗОН КРУЗО (ВОТ КАК ШТАТЫ ПОЯВИЛИСЬ!)

 

Свой рассказ о Робинзоне

Я пожалуй так начну:

Жил он в городе Лондоне,

Возле пятой авеню.

Брал на водку у мамаши,

Сладко ел и мягко спал,

Но однажды у папаши

Стырил деньги и удрал.

 

С детства он мечтал о море,

И теперь, попав на волю,

Чтоб мечту осуществить,

Пошел боцманом служить.

Яхта по морю шурует,

А вокруг ветра бушуют.

Робинзон к борту идет,

Ох от качки его рвет.

 

Ванты рвутся, мачты гнутся,

Тут недолго и рехнуться,

То есть тронуться умом,

Вдруг с небес ударил гром.

Надо прямо вам сказать:

С морем нечего играть,

Впереди возникли скалы,

И кораблика не стало.

 

Над водой пронесся стон,

И бедняга Робинзон,

Матерясь, что было сил,

Кролем к берегу поплыл.

Но он не был дураком

И, чтоб не плыть порожняком,

Взял с собою с корабля

Пуль мешок и два ружья.

 

Крузо плавал, как бревно -

Это кстати помогло.

Малость горло застудил,

Но до берега доплыл •

Он на берег поглядел,

И со страху обомлел,

И подумал про себя :

"Тут могу загнуться я".

 

 

Чтоб поймать за хвост удачу,

Он решил построить дачу,

И коровку завести,

Чтоб здоровье соблюсти»

 

Крузо, будучи умельцем,

Быстренько обтяпал дельце,

И на яхте, как сумел,

Руки он себе погрел.

До последнего брусочка

Разобрал ее, злодей,

Не оставил ни кусочка,

Чем озлобил дикарей.

 

А дикари - народ упорный,

Очень хитрый и проворный,

Разбирали дело Крузо

На собрании профсоюзном.

Целый день митинговали,

А когда совсем устали,

Порешило их ЦK

"Покараем жулика".

 

А пока те папуасы

Про него точили лясы,

Крузо время не терял,

И с женой вождя гулял.

А потоп, украв пирогу,

Собираться стал в дорогу,

Золотишко прихватил,

И домой к себе отплыл.

 

А вождя того жена,

Вскоре сына родила.

Потом внуки народились -

Вот как Штаты появились.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГДЕ СВИНЬЯ, ТАМ ГРЯЗЬ?

 

 

Однажды встарь, в далекие те дни,

Свинья присела отдохнуть на кочку.

Вдруг кто-то крикнул: ”А свинья в грязи!”

Хоть на ней не было ни пятнышка, ни точки.

 

Пр.  Ну кто сказал, что где свинья, там грязь?

     Она ведь чистой, как и каждый родилась.

     Но коль сболтнули языки, тогда держись,

     Что чистая, попробуй докажи.

 

Свинья истерла мыла килограмм,

Шампунь купила и дезодорант,

Но шепчет ей любая вша во след:

“Да на тебе, свинья, чистого места нет.”

 

Свинья теряет сон и аппетит,

Она под душем сутками стоит,

Истерла спину в кровь, но все одно

Кричат ей вслед: ”А на свинье пятно?"

 

Пр.

 

И даже крот (с рождения слепой),

Сказал ей как-то: “Ты, свинья, лицо умой”.

Хорёк шепнул, ехидства не тая:

”За лесом лужа есть вонючая, свинья”.

 

Пр.

 

Вот так свинью травили каждый день,

И страшно надоело это ей.

Она сказала: ”Что же, в грязь, так в грязь”,

И в лужу преспокойно улеглась.

 

Пр.

ТОВАРИЩ КАРТЕР

 

Товарищ Картер,

Как дела в Нью-Йорке?

Какие думы на сердце лежат?

Ведь за тобой у нас тут на задворках,

Считай что сотни глаз давно глядят.

 

Товарищ Картер,

Что ж ты подрываешь

Международный свой авторитет?

Ты видно даже не подозреваешь,

Что США теряет свой приоритет.

 

На мировой арене неспокойно,

И это всё, подлец, из-за тебя -

Быть может ты решил устроить бойню?

В моей деревне люди мирно жить хотят.

 

Коварный Картер,

Даже интересно,

Чего вообще добиться ты хотел,

Когда травил до слёз беднягу Венса,

Когда ты отстранил его от дел.

 

Жестокий Картер,

Я скажу по чести:

Кончай в Гарлеме негров угнетать.

Не то мы соберёмся с ними вместе,

Тебя научим нации уважать,

 

Ракеты с ядерной боеголовкой,

Ты лучше на кастрюли переплавь,

А то и мы займемся подготовкой,

И нам на дружбу будет наплевать.

 

ЧТО ЕЩЁ ЖЕЛАТЬ НА СВЕТЕ?

 

Вот бы оббежать весь свет,

Переплыть все океаны,

Вот бы закопать кювет,

Вот бы разобрать капканы,

Вот бы тигра повидать

В джунглях, а не в зоопарке,

…И ежедневно получать

 К дню рождения подарки.

 

Вот бы страх убить навек,

Что в углах души укромных,

Вот бы излечить калек,

Вот бы приютить бездомных,

Вот бы полюбить людей

От велика и до мала,

…И наесться трюфелей

 До икоты, до отвала.

 

Вот бы печку затопить,

Вместо пошлой батареи,

Вот бы злость в себе убить,

Вот бы стать чуть-чуть добрее,

Вот бы взять да полететь,

Вот бы сделать, что наметил,

…Вот бы пить и не пьянеть,

 Что ещё желать на свете?

ХАПУГИ

 

Пока живу на свете,

Никак мне не понять:

Откуда берутся эти -

Что могут все достать.

 

И двери все открыты,

Для них в любых домах,

Смеющихся и сытых,

Их носят на руках.

 

И если десять тысяч

Дадите вы вперёд,

Они вам катер сыщут,

И даже самолет.

 

Они едят икорку,

Окорока жуют,

На наших на закорках, 

Как в небесах живут.

 

"А кто они такие?" -

Вы спросите сейчас:

Ребята удалые,

Живущие средь нас.

 

И тащат без испуга,

Что плохо где лежит,

Талантливый хапуга,

Застенчивый бандит.

 

И им конца не видно,

И честно вам скажу:

Становится обидно,

За нас и за страну.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ТЫ ДОЖДИСЬ МЕНЯ

Как грустно уходить,

Как трудно уходить,

Надолго уходить из дома.

Оставить позади,

И заставлять грустить,

Девчонок и ребят таких знакомых.

Как плохо уходить,

Особенно когда

Весна и на подходе лето,

И с болью вспоминать

Родные имена,

И имя той, что ближе всех на свете:

 

"Ты дождись меня,

Если хватит сил," -

Говорю чуть слышно я.

"Ты пожалуйста не ходи с другим,

Я люблю, я люблю тебя".

 

Как быстр время ход?

Уж утро настаёт,

А утро чистое такое.

И всё бы хорошо,

Но только не даёт,

Мне сердце не даёт ни как покоя.

Два года пролетят

Со скоростью звезды,

Ты даже не успеешь оглянуться.

В такой же летний день,

Я встану у дверей,

И ты услышишь:

“Здравствуй, я вернулся”.

 

"Ты дождись меня,

Если хватит сил," -

Говорю чуть слышно я.

"Ты пожалуйста не ходи с другим,

Я люблю, я люблю тебя".

 

ЭВОЛЮЦИЯ

 

Труд сделал человека из простого червячка,

То доказала истина научно.

Никто не прочь размять мышцу, когда на свежачка,

Но каждый день работать очень скучно.

 

Вот много миллиардов лет тому назад жила

В солёном чёрном море стая рыбья.

Была та стая очень кровожадна и смела,

Как раз в то время в море эволюция была,

И получилась стая крокодилья.

 

Трудились крокодилы много много сотен лет,

Чтоб изменить свой облик безобразный,

На сушу вылезали, на работу шли чуть свет,

Как раз тогда и вышел в эволюции просвет,

А из крокодилов вышли дикобразы.

 

А дикобраз старался - он работал, он потел,

В мечте искоренить свои изъяны.

Он забывал об отдыхе, он сутками не ел,

Как раз тогда и вышел в эволюции прострел,

А из дикобразов вышли обезьяны.

 

А дальше было просто, как утробное яйцо.

Трудилась обезьяна век за веком,

Работала, старалась, ну и вот, в конце концов,

Дала ей эволюция приятное лицо,

И стала обезьяна человеком.

 

И буду я работать дни и ночи напролёт,

Я не ищу для рук своих покоя,

Я думаю, вдруг мне, как обезьяне повезёт,

Вдруг так же эволюция подумает, возьмёт,

И превратит меня во что ни будь такое.

Hosted by uCoz